?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Преподается  ли  феноменология  в  российских  ВУЗах?

Никодим

Быть или не быть

Преподается  ли  феноменология  в  российских  ВУЗах?

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



   Закончил чтение первого попавшегося на глаза изложения феноменологии для российских студентов (оно есть в Сети: Серкова В.А. Феноменология культуры. Тексты лекций. – СПб.: Изд-во Политехнического университета., 2010). Впечатление смешанное. С одной стороны, приятно, что в Эрэфии и даже в техническом ВУЗе уже пытаются донести до массы идеи Гуссерля, а с другой становится скучно, ибо на удивление медленно просветление наступает в умах преподавателей. Они словно с луны свалились.

Ведь еще в эсэсэре, еще в фазе идеологического маразма – аж в 1966 году! – П. Гайденко опубликовала одну работу, в которой вся суть трансцендентальной феноменологии была сформулирована глубоко и отчетливо*. И, стало быть, те, кто сейчас преподает в ВУЗах, имели возможность с юности сориентироваться, подготовить себя к подлинно научной работе. Однако не тут-то было. Тогда они явно Ленина штудировали. Не потому ли нет у Серковой ни одной ссылки на Гайденко, не потому ли она постоянно ссылается на Мотрошилову? – германистку, которая сделала карьеру на шельмовании так называемой «буржуазной» философии и прежде всего как раз Гуссерля.

Разбирать весь текст лекций нет времени. Коснусь самого существенного вопроса – ошибки, которая сразу бросается в глаза: понятие «интенциональный предмет» (краеугольный камень трансцендентальной феноменологии) толкуется неверно. Причем это не случайная аберрация – явственно ощущается влияние советской школы.

Сложность вопроса здесь не может служить оправданием. Да, конечно, у самого Гуссерля можно усмотреть колебания в период «Логических исследований». Но надо различать: одно дело – нечеткое разграничение понятий «интенциональный предмет» и «реальный объект», и совершенно другое – рассуждения о существовании интенционального предмета в качестве реального объекта. Во втором случае от подлинной феноменологии ничего не остается. А Серкова – она именно этот, второй случай рассуждений и демонстрирует, причем не замечая того, что противоречит и Гуссерлю, и самой себе в тех местах, где следует за Гуссерлем.

В качестве примера интенционального предмета ею рассматривается Петербург, что сразу напоминает аналогичные примеры у Гуссерля – он говорил о Париже и Берлине. Однако Серкова, анализируя свой предмет, находит его множеством предметов двух классов. Она пишет (С. 11), что «источником явления» одних предметов в сознании служит «внешний опыт сознания (восприятие)», а источником явления других – «представление». И соответственно первые у нее условно называются «трансцендентными», вторые – «имманентными». Это уже странно. У Гуссерля восприятие есть объективирующий акт из класса представлений и к тому же еще основополагающий. Нигде он восприятие и представление не противопоставляет. Так может быть здесь у Серковой какая-то неточность в терминологии?

Но нет, она настаивает на противопоставлении. По ее словам (на той же С. 11), предметы «трансцендентные», представлены в восприятии «отдельными предметами», а вот предметы «имманентные» – это те, «которых в восприятии не встретишь». И там же в качестве представленных в восприятии «отдельных предметов» предложен список реальных объектов: петербургские улицы, здания и площади (!).

С чего бы это?.. Нельзя, конечно, отрицать, что уровней интенциональности два, что над уровнем восприятия индивидуальных предметов надстраивается уровень усмотрения идей. Однако это вовсе не значит, что на первом уровне предметы, в отличие от предметов второго уровня, «трансцендентны», что там, в восприятии, представлены реальные объекты (улицы, здания, площади Петербурга). Ничего подобного. Никакие реальные объекты в восприятии не представлены. Гуссерль специально разъясняет это обстоятельство в «Идеях I» (§ 90). В названных же лекциях последовательно проводится наивная мысль, что одни предметы мы можем «видеть», а другие «только мыслить».

Чтобы с полной ясностью уразуметь, что сей сон значит, нужно обратить внимание на два обстоятельства. Феномены Серкова считает «мысленными отражениями» реальных объектов (С. 9), а феноменологическую редукцию истолковывает как “«сведение» объектов, вещей, «реальностей» к их, так сказать, мысленным эквивалентам, «явлениям в сознании»” (С. 9).

Ясней некуда, двух мнений быть не может: налицо неспособность оторваться от основы основ «единственно верного учения» – теории отражения: сказывается советская выучка. А так как безотчетная приверженность теории отражения – это и есть приверженность естественной установке, донести до студентов феноменологию Серкова заведомо не в состоянии – она ее не понимает сама…

Кстати, в самом начале чтения ее лекций мне бросился в глаза один ляп при попытке изложить историю феноменологии. Дав ложную картину создания «Идей I», она отнесла работу «Кризис европейских наук» совсем не к тому периоду, когда Гуссерль в действительности над ней работал (С. 8). Я тогда подумал было, что здесь не исключена случайная ошибка. Однако, кончив чтение, пришел к выводу: нет, это не случайность. Зело похоже, что Серкова взялась преподавать феноменологию, имея весьма приблизительное представление о первоисточниках. Очень может быть, что §§ 88, 89, 90 «Идей I», где с исчерпывающей полнотой излагается отношение между интенциональным предметом и реальными объектами она не читала вообще. Это тем более вероятно, что ведь там (в § 90) рассмотрена и та ошибка, которая допущена ею в силу приверженности теории отражения.

Ну а на вопрос в заголовке у меня ответа нет. С одной стороны, не может же быть, чтобы совсем не было преподавателей, знающих свой предмет. А с другой: если уж в Петербурге читаются ТАКИЕ лекции, то каков же должен быть на сегодняшний день их средний уровень?


* Гайденко П.П. Проблема интенциональности у Гуссерля и экзистенциалистская категория трансценденции // Современный экзистенциализм. М., 1966.




Разработано LiveJournal.com