?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Разговоры  кончились

Никодим

Быть или не быть

Разговоры  кончились

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть




Эта фотография не иллюстрация одной из встреч на высшем уровне. Госпожа Меркель здесь символизирует Запад, который указывает РФедерации место по ту сторону фронта второй Холодной войны.

За истекшие две недели (с 21 июня) политическая ситуация прояснилась настолько, что впору говорить о финишной прямой: никаких неожиданностей теперь не приходится ожидать вплоть до начала пертурбации. Перечисляю события по порядку.

В воскресенье 21 июня С. Иванов заявил (в интервью The Financial Times) об отсутствии у РФ намерения развязать войну с НАТО. «Неужели мы самоубийцы?» – воскликнул он и указал на военные бюджеты НАТО и РФ: это же «слон и моська». Правильно указал, но важно в происшедшем другое: чтобы сделать такое самоуничижительное сравнение, надо, безусловно, очень хотеть быть понятым в странах НАТО. А это тем более знаменательно, что С. Иванов последнее время перестал скрывать свою лидирующую роль в правящей страной чекистской хунте.

В четверг 25-го в Страсбурге ПАСЕ приняла резолюцию, в которой РФ названа страной-агрессором, а Крым – оккупированной территорией. Яснее некуда.

26 июня, в первые часы ночи по москве, Путин позвонил Обаме, – позвонил второпях (стараясь застать его до окончания там у них рабочего дня). Обсуждались Украина и Иран, Сирия. Подробности не опубликованы, но разговор проходил за несколько часов до официального сообщения о смерти Примакова, а в последующие дни стало известно, что правительство СШ сохраняет верность своей позиции: вывод войск РФ с территории Украины, недопустимость автономной Лугандонии, передача Украине контроля над восточной границей. Так что есть основания предполагать неудачную попытку хунты склонить США к своему плану окончания украинской войны в обмен на прекращение поддержки Ирана и Сирии.

Весть о смерти Примакова – организатора советского влияния и антизападных выступлений в исламском мире. Это была самая крупная фигура среди чекистов. При его жизни Иран и Сирия могли быть уверены в надежности своего северного союзника. Теперь же их могут «слить» в любой момент. Кроме того, внутри хунты теперь не исключена борьба. Весьма вероятно, что С. Иванов стал выдвигаться вперед четыре месяца назад как раз в связи с информацией о близком конце шефа.

Во вторник 30 июня Бжезинский дал знаменательное интервью Der Spiegel. Он с полной ясностью продемонстрировал, что все колебания в отношении оценки российской агрессии остались в прошлом – вторая Холодная война идет, вооруженные силы США возвращаются в Европу и размещаются вдоль восточных границ от Болгарии до Прибалтики. В ответ на прямой вопрос: станет ли НАТО сражаться за Прибалтику в случае вторжение туда Красной армии прозвучало: «Конечно. Для этого НАТО и предназначено». Попутно господин Бжезинский позволил себе еще ошарашить журналистов левого немецкого издания сверхоптимистическим заявлением: «я убежден, что немцы будут сражаться. Канцлер Меркель будет готова воевать, и оппозиция – тоже».

А на следующий день (1 июля) министерство обороны США расставило все точки над i, обнародовав свою новую стратегию. Назван противник – страны, бросающие вызов нормам международного права, и назван поименно: РФ, Иран, КНДР, Китай.

Всё. Ситуация прояснилась полностью. Запад долго запрягал после аннексии Крыма, – очень не хотелось демократическим странам втягиваться в конфронтацию, но напрасно чекисты принимали это нежелание за слабость. Теперь они в полной мере могут ощутить, в какой безнадежный тупик сами себя загнали. Борьба будет продолжаться до ликвидации их режима и возвращения Крыма.

Вопрос о дальнейшем поведении хунты уже не стоит. Для нее развитие событий окончательно приобрело безальтернативный характер. Она не может не продолжить попытку уничтожить восставшую Украину силой, потому что, во-первых, ей невмоготу, основной инстинкт требует утоления, а главное, в противном-то случае начнется непредсказуемая внутриполитическая дестабилизация. Шанс удачной войны вне натовских границ – последний.
      И это вовсе не значит, что вероятность отступления даже в момент похода на Киев равна нулю. Отнюдь нет. Но отступление не альтернатива – воевать всё равно придется: не с ВСУ так с «Народной армией» Лугандонии. А та может оказаться страшнее нефтяного эмбарго, потому что в виду сдачи Крыма будет шанс инициировать «поход земского ополчения» на Москву (политическая устойчивость РФ сегодня такая же видимость, как политическая устойчивость СССР в июле 1991-го).






Разработано LiveJournal.com