?

Log in

No account? Create an account

Никодим

«Мы  выступим  последними»

Никодим

Быть или не быть

«Мы  выступим  последними»

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть

(90 лет первой в СССР военной доктрины)

0

   19 января 1925 года Сталин изложил свой знаменитый сценарий Второй мировой войны – тот самый, которым он потом, когда война началась, руководствовался еще вплоть до июня 1941 года.

Дело было на пленуме ЦК РКП(б), проходившем с 17 по 20 января. А пленум, важно иметь в виду, проходил под знаком изгнания Троцкого с поста главы Реввоенсовета в связи со скандальным провалом «социалистической революции» в Эстонии. Там ведь буквально за четыре часа было разгромлено всё организованное Разведупром (нынешним ГРУ) ополчение – прообраз тех ополчений, которые весной 2014 года вдруг объявились в так называемой «Новороссии». Именно это поражение послужило поводом для Сталина.

Генсек высказался в антитроцкистском духе: мол, довольно авантюр, мы не пойдем на активное выступление с целью поддержки революции на Западе. Нашим знаменем будет знамя мира. Выступим мы после начала «империалистической войны» и – последними, «выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашу весов, гирю, которая могла бы перевесить»1.

Для полной ясности остается добавить, что меры в направлении начала войны уже принимались.

1. Был план, разработанный Лениным сразу после провала первого похода Красной армии в Европу (1920 год, разгром под Варшавой), план доведенный до сведения верхушки партии, причем главную идею вождь выдал даже на заседании актива московской парторганизации 6 декабря 1920 года: для «завоевания всего мира» «надо использовать противоречия между двумя группами империалистических государств, натравливая их друг на друга»2. При этом были указаны два наиболее многообещающих конфликта: меж Германией и Антантой, меж Японией и США.

2. Тайное содействие росту военного потенциала Германии осуществлялось уже более года. Было заключено соглашение о военно-техническом сотрудничестве (август 1922 года), согласно которому немцы строили авиационный завод под Москвой, а в Липецке имели секретный аэродром и авиашколу.

3. Наконец, 20 января 1925 года, на следующий день после выступления Сталина на пленуме, была подписана конвенция о нормализации отношений с Японией. В точном соответствии с «заветами Ильича» Страна восходящего солнца получила благорасположение Москвы и концессии (нефтяные, угольные, лесные), то есть – надежный тыл на случай войны с США.

Итак, курс на мировую войну. В тот день, 19 января 1925 года он обозначился с полной ясностью. В Кремле так хотели.

Идут по Украине солдаты группы... «Новороссия»

Почему?

На этот счет есть одно весьма красноречивое высказывание у Ленина. Осенью 1916 года, сидя в опостылевшем Цюрихе и пребывая в глубокой печали по поводу отсутствия всякой реакции в воюющей Европе на пропаганду левых экстремистов, он написал статью со словами: «Мы не хотим игнорировать той печальной возможности, что человечество переживет – на худой конец – еще вторую империалистическую войну, если революция не вырастет из данной войны… несмотря на все наши усилия»3.

Вряд ли здесь нужны комментарии (тем более в XXI веке, когда лживость идеи спасения человечества от «ужасов капитализма» может вызвать сомнения разве что у клинических идиотов). Ответ прост, – прост как чистая вода: ни Ленин, ни Сталин, ни кто-либо другой из той банды и сам не знал подлинного мотива своей деятельности. Налицо типичный пример поведения, которое исчерпывающе объяснил Фрейд в переписке с Эйнштейном «Почему война» (1932 год), поведения, обусловленного бессознательным влечением – влечением к агрессии, к разрушениям, убийствам.

Кстати, там у Фрейда есть и золотые слова насчет «спасения человечества»: «Размышляя относительно злодеяний, зарегистрированных на страницах истории, мы чувствуем, что идеальный повод часто служил камуфляжем для жажды разрушения». В других текстах Фрейд называет такого рода идеи рационализацией инстинкта агрессии. Есть убедительные примеры. Весьма! И, видимо, придет-таки время, когда идея коммунистической революции будет признана самым кошмарным примером такого рода рационализации в мировой истории.

Сейчас, когда мир на пороге еще одной войны (последствия былого торжества той же идеи), а наследники большевиков даже не озабочены поисками «идеального повода», сказанное в минувшем веке Фрейдом подтверждается, как никогда убедительно.






1.  Сталин И. Соч., Т. 7. М., 1953. С. 14.

2.  Ленин В. ПСС. Т. 42. С. 56.

3.  Ленин В. Военная программа пролетарской революции.




Разработано LiveJournal.com