?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Без  предпосылок  и  иллюзий

Никодим

Быть или не быть

Без  предпосылок  и  иллюзий

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть


Эмпириокритицизм и «позитивное» бессмертие

  Эмпириокритицизм  и  «позитивное»  бессмертие

   Слова Ницше «вера в христианского Бога стала чем-то не заслуживающим доверия» точно отображали идейную ситуацию с начала 80-х годов. Именно в этом смысле «Бог умер». И от оценки события умами, признавшими тезис «психология опровергает теизм», зависел ход истории. Одни видели «утреннюю зарю», предвкушали «социалистическое обновление», не смущаясь даже возвратом к варварству на пути к нему. Но многие еще опасались, что видят закат «какого-то солнца».

Опасливые ощущали трагедией перспективу «чреды обвалов, разрушений, погибелей, крахов» и доходили до готовности примириться с неправдоподобием теистических представлений в стремлении сохранить душевный покой. Особенно громко в толпе проповедников самообмана звучал голос Анатоля Франса: «Бессмертие – это надежда, коей следует себя обольщать». Поскольку нельзя обольщаться сознательно, то была проповедь рецептов забвения – всех. Бегство от экзистенциальных мыслей оказывалось у Франса достойным человека выбором, ибо «Неведение – необходимое условие не то что счастья, а самого существования. Если бы мы знали всё, мы не в состоянии были б мириться с жизнью ни одного часа. Чувства, делающие ее для нас приятной или хотя бы сносной, порождаются обманом и питаются иллюзиями»38.

Уникальная иллюзия высветилась в августе 1881 года в сознании Ницше: он почувствовал «реальность» вечного возвращения… У философствующего поэта была депрессия – и это озарение, видимо, спасло от самоубийства. Далее же тем озарением проникаются все его размышления, оно – исток идеи, которую он лелеял в душе, пытался обосновать физически (теория циклической вселенной) и лишь изредка упоминал в публикациях, ибо упоминания вызывали недоумение и насмешки. Только к началу ХХ века идея вечного возвращения дошла до умов. В частности – в России, где особенно отчетливо выразил ее суть писатель Андрей Белый: «Утверждение бессмертия этой жизни без всякой бутафории инобытия»39

Однако популярность Ницше – иная эпоха. В 80-е годы растущая часть публики чувствовала себя «осиянной утренней зарей» – легко, без усилий принималось прозвучавшее три десятка лет назад предсказание основоположника позитивизма о замене христианства «позитивной» религией – религией с «позитивным» понятием как о Боге, так и посмертном существовании человека40.

Конт модернизировал представление о смерти в качестве переселения души, отбрасывая в нем то, что противоречит естественнонаучному миропониманию: присутствие души в физическом пространстве, водворение ее в потусторонний мир. Он учил о принадлежности души к нефизической, «субъективной» реальности и о возможностях для нее «включиться» после смерти тела в некое «единство» достойных вечного существования душ. Это «единство» основоположник наименовал душой Человечества и провозгласил Высшим Существом. А в качестве условия посмертного «включения» указал на следование коллективистской морали, принципу «живи для других».

Разумеется, по отношению к христианскому спасению возвещенное Контом «включение» – эрзац. Свое, собственное существование заменяется другим – существованием «единства» достойных душ, существованием сверхличным, кое к тому же не удается вообразить (мысль о причастности к жизни потомков, народа, человечества мало чем тут может помочь). Однако в тот момент, когда «вера в христианского Бога стала чем-то не заслуживающим доверия», и такое спасение увлекало многих. Его принимали. С энтузиазмом, поскольку оно своим упором на коллективистскую мораль вписывалась в перспективу «социалистического обновления». Принимали, как правило, опуская детали религиозного проекта Конта: они уже не соответствовали духу времени – актуальной становилась идея «науки», занимающей место христианства и приближающейся к решению проблем, бессилие решить которые христианство собой якобы выражало. В качестве такой «науки» всё более отчетливо выступал в глазах публики сам социализм.

Особый размах этот переход от христианства к социализму под лозунгом борьбы с «религией» обрел на пространстве бывшей России, ибо там результатом явилось возникновение новой цивилизации – советской (на основе местной разновидности марксизма). Советская религия позиционировала себя в качестве естественнонаучного мировоззрения и притом де-факто возвещала историческую неизбежность реализации христианских нравственных идеалов в их «позитивных» вариантах: Итернационал и партия вместо Церкви, рождение нового человека вместо «изменения» при звуках последней трубы, высшая фаза коммунистического общества вместо Царства Божия…

На первый взгляд может показаться, что идеал спасения (бессмертия) был отброшен в марксизме. Однако это не так. На сохранение счел нужным указать сам Энгельс. В 1895 году в тексте, ставшим три месяца спустя его политическим завещанием, он, рассуждая о грядущей победе партий Интернационала, уподобил ее победе Церкви в Римской империи и напомнил, что, прибегнув к террору, противники ожидавших «жизни вечной» христиан ускорили свое поражение41.

Имелась в виду идея сверхличного бессмертия, бурно обсуждавшаяся в то время в русле эмпириокритицизма. В отличие от позитивизма Конта, эмпириокритицизм был теорией опыта в его изначальной данности – до отделения физического опыта от психологического и, как следствие, объективного от субъективного. Основоположника теории – швейцарского философа Рихарда Авенариуса, достижения физиологии убедили, что раздвоение опыта есть следствие метафизической гипотезы о познании через органы чувств мира, данного вне сознания42. В попытке преодолеть метафизику был сделан вывод: именно целостный, «чистый» опыт, а не так называемый объективный мир является подлинной реальностью.

Но если подлинная реальность не раздваивается на объект и субъект, то она предполагает также нераздельность личного и коллективного – а значит, тот опыт, который составляет каждую личность, может сохраняться в опыте прочих членов коллектива и передаваться из поколения в поколение. То есть выходит, что смерть в условиях социализма «преодолевается» жизнью «сверхличной» и не должно быть в настоящих социалистах страха исчезновения.

Этот вывод некоторые теоретики пытались доказывать на практике – «радостным уходом» в «сверхличную жизнь»43. И, видимо, их попытки как-то поспособствовали дальнейшему росту численности социалистических партий. Однако главным фактором популярности философии «чистого опыта» послужила вспышка веры в технический прогресс. К 2000 году ждали чуда44 (вплоть до техники воскрешения мертвых да переселения на другие планеты), а в плане тенденций, выявленных минувшими столетиями, как раз в эмпириокритицизме усматривалась многими философия эпохи торжества науки и социализма – Нового Мира.


к  оглавлению                                                                                     читать  дальше



38.  Сентенция из серии газетных статей, публиковавшихся с 1886 года и объединенных в 1894 году в книгу «Сад Эпикура» (Франс А. Собрание сочинений в 8 томах. Том 3. М., 1958. С. 264).

39.  Фраза из статьи «Фридрих Ницше» (1908). Цитируется по статье Бретаницкая А. Петр Сувчинский и проблема Времени и Пространства в контексте художественной и философской мысли ХХ века // Евразийское пространство: Звук, слово, образ. М., 2003. С. 450.

40.  Конт изложил свой религиозный проект в 1851 – 1854 годах в четырехтомном труде «Система позитивной политики, или Социологический трактат, учреждающий Религию Человечества» (на русский язык не переведен, в СССР замалчивался). Изложение включает проект культа Высшего Существа, детально разработанный по образцу католического, и обнаруживает утопический замысел введения этого культа в качестве обязательного для всех членов общества, а также учреждения специального аппарата для его исполнения – нового, позитивного духовенства.

41.  Этот текст – «Введение к работе К. Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т.22. М., 1962. С. 529 – 548). В нем на основании картины неудержимо растущего охвата политически активного населения Европы социалистической верой предсказана победа Интернационала в итоге парламентской борьбы. А в последнем абзаце (С. 547 – 548) этот прогноз дополняется намеком на отсутствие у противников социалистов шансов предотвратить эту победу путем вооруженной борьбы и террора.

42.  В середине XIX века исследованиями в области физиологии органов чувств было установлено, что ощущения отнюдь не являются отпечатками (отражениями) ощущаемых объектов. Оказалось, что они представляют собой результаты физико-психических процессов, которые не только не подтверждают концепцию отображения мира в физическом ощущении, но в ряде случаев опровергают ее. Особенно большой вклад в эти исследования внес немецкий ученый Г. Гельмгольц, ученик которого – В. Вундт – основал первую психологическую лабораторию.

43.  Наиболее известный случай – акт ухода отслуживших борцов, разыгранный престарелым социалистическим теоретиком П. Лафаргом при участии дочери К. Маркса в 1911 году. Теоретик убил ее и себя инъекцией раствора цианистого калия, оставив записку с двумя ключевыми фразами: «Я убиваю себя» и «Я умираю с радостной уверенностью». За первой фразой следовало объяснение происшедшего (желание избежать бесполезного существования), за второй – указание на причастность к сверхличной жизни («Да здравствует коммунизм..!»). Весть была сразу распространена социалистами по всему миру.

44.  Весьма убедительное свидетельство ожидания в ХХ веке какого-то скачка ко всеобщему благоденствию масштаба библейского «нового неба и новой земли» – речь, произнесенная в 1894 году в Париже одним из крупнейших ученых того времени М. Бертло. Оформленная в виде статьи «В 2000 году» она обошла мир и стала образцом для составления бесчисленного множества оптимистических прогнозов, использующих 2000 год в качестве символа обновления мира. Поучительный документ! – ни одно из предсказаний Бертло не исполнилось.


Разработано LiveJournal.com