?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Без  предпосылок  и  иллюзий

Никодим

Быть или не быть

Без  предпосылок  и  иллюзий

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть


Эмпириокритицизм

  Эмпириокритицизм

    К концу 70-х годов XIX века оформилась новая естественная наука – экспериментальная психология. С позиции позитивизма, то было эпохальное событие – предвестие завершения исполняемой им исторической миссии. Ведь если подлинное, «позитивное» научное знание выводится из фактов (достигается анализом опыта на пути наблюдения и эксперимента), для торжества науки недоставало лишь получения тем же путем, то есть выводом из фактов (на этот раз фактов психической жизни) законов мышления. А такой вывод и есть как раз она – экспериментальная психология.

По мнению наиболее революционно настроенной части общества, наступила фаза разрыва с традицией умозрительного постижения основ бытия: та стадия эволюции мировосприятия, кою Конт, основоположник позитивизма, назвал метафизической, по сути дела, кончена. Ибо, если логика (а значит, и неотделимое от нее понятие истины) выводится из фактов психики, – из самой, стало быть, «природы» мышления, все философские теории познания, а как следствие, и бытия – заведомо неправдоподобны.

Действительно, все они, философские теории познания, построены по одной концептуальной схеме (парадигме) – отображение мира в уме, в мышлении. Схема не имеет и не может иметь никакого эмпирического обоснования, однако она широко признана. Почему?.. Жива вера в возможность умозрительного познания бытия, не было до сих пор доказано, что все истины выводятся из фактов. Следовательно, философия канет в Лету после того, как доказательство будет дано, когда сама логика окажется частью психологии.

В том же, что она окажется, ибо логика и есть часть психологии, с конца 70-х годов заранее не сомневались многие. И вера их стремительно овладевала умами под внушавшим великие надежды названием эмпириокритицизм. Рассмотрим последствия процесса, начав с уточнения исходной ситуации.

Парадигма отображения ставит каждого философа перед необходимостью дать ответ на два вопроса:
– как отображается мир – непосредственно, в интеллектуальном усмотрении (и, следовательно, он идеален) или при посредстве органов чувств, в физическом опыте?
– существует ли, кроме отображаемого мира, иной – трансцендентный?

Какие-либо факты и, значит, возможность дать «позитивный» ответ, тут отсутствуют. Тем не менее со времен Парменида, двадцать четыре столетия, философы ответы давали. Учили об отображении в интеллектуальном усмотрении (идеализм), о сотворении мира трансцендентным Богом (теизм), о едином бытии и отображении мира только на основе физического опыта (натурализм)… И философам верили, поскольку доказательства невозможности умозрительного знания не было.

Отсюда понятно, как открытие в 1879 году первой психологической лаборатории повлияло на идейную ситуацию. Распространялось убеждение: наука способна доказать недостоверность всей традиционной философии, включая теизм. Позитивисты утверждали: экспериментальная психология вот-вот выведет законы мышления и тем установит бессмысленность рассуждений о человеке как проявлении особого сущего – духа, субъективности.

Идейный сдвиг замечательно точно высветила метафора «Бог умер» в контексте предчувствия небывалых потрясений, обусловленных предполагаемым крушением теизма. Ницше писал в 1881 году: «Величайшее из новых событий – что «Бог умер» и что вера в христианского Бога стала чем-то не заслуживающим доверия – начинает уже бросать на Европу свои первые тени»34.

Именно так – «величайшее из новых событий». Прежде о конфликте естественнонаучного миропонимания с теизмом говорить не приходилось, – даже теория эволюции Дарвина не противоречит доктрине о творении мира, Земли, биосферы Богом35. Теперь же уверенность в конфликте (ощущение «Бог умер») овладела умами. И да, действительно стала событием, «бросавшим тени на Европу». Самая мрачная из них – изменение отношения к социализму: симпатии круто пошли вверх. История четко высвечивает непосредственное следование за идейным сдвигом конца 70-х годов расширения в коллективном сознании естественнонаучного миропонимания на область социальных явлений, с соответствующей переоценкой базовых ценностей.

В СССР всегда замалчивалось, что социализм превратился в доминирующий фактор идейной и политической жизни Европы в последние двадцать лет XIX века, то есть пресловутый «призрак», о коем Маркс возвестил в 1848 году, в действительности появился в начале 80-х. Между тем это – факт. Причем впечатляет внезапность происшествия. Всего десятью годами ранее Европа встретила бурей негодования Парижскую коммуну (т. н. «первую пролетарскую революцию»). В ней была усмотрена угроза цивилизации, и настолько отчетливо, что для борьбы объединились враждующие народы – французы и немцы, – а моральная позиция сообщества стран вынудила тогда чуть не мгновенно исчезнуть международное объединение социалистов, Интернационал36. И вот вдруг – симпатии к социализму обнаруживаются в элитах европейских держав. Наиболее убедительный пример – создание Фабианского общества в Соединенном Королевстве. А одновременно качественно изменяется финансовое положение социалистических организаций: находятся средства – средства для формирования вполне респектабельных массовых социалистический партий, которые пять лет спустя в Париже с помпой объединяются во Второй Интернационал (1889 год), а с 1891-го получают места в парламентах.

Насколько глубока происшедшая тогда перемена?.. Свое первое правительство социалисты сформировали в 1902 году37. Тот факт, что оно не было марксистским, по сути, не означает ничего – к началу ХХ века социализм стал атрибутом западной цивилизации. Сложилась обстановка, которая в момент окончания Первой Мировой войы обусловила отказ держав-победительниц от плана восстановления России, сокрушенной Германией с использованием «бацилл большевизма». Событие прямо противоположное инциденту с Парижской коммуной. Над союзническим долгом возобладал политический интерес – общественное мнение Запада сделало ставку на «социалистический эксперимент русских».

Отсюда ясно: изменение затронуло глубинный уровень коллективного сознания – менталитет. Раз Запад счел нужным закрыть глаза на террор и разрушения несравненно большего, чем у коммунаров, масштаба, перспектива социалистического переустройства занимала в сознании горизонт высших ценностей. А поскольку ценности эти неотделимы в каждой человеческой душе от самых глубоких экзистенциальных переживаний, торжество социализма на исходе XIX века не могло не быть религиозным явлением.

Социализм (и прежде всего марксизм) принимался как обусловленная ситуацией «Бог умер» программа овладения миром человеческой истории, то есть овладения этим миром в том же смысле, в каком естественные науки, по общему тогдашнему убеждению, позволяли овладевать природой. В отсутствии Вседержителя общество мерещилось потенциально управляемым и притом с неограниченной эффективностью, а потому социализм, в сущности, оказывался наукообразным аналогом христианства, средством достижения – в «позитивном» варианте! – привычных идеалов, включая рай на земле и бессмертие.


к  оглавлению                                                                                     читать  дальше



34.  Ницше Ф. Веселая наука, § 343.

35.  На то указывают две принципиальные неопределенности теории: возникновение первого организма (начало жизни) и возникновение в организмах наследуемых изменений, определяющих начало нового вида.

36.  Возмущение общественного мнения террористической деятельностью Парижской коммуны вынудило правые социалистические организации сразу и демонстративно выйти из Итернационала. Фактически это был конец международного объединения – он стал представлять отсталые страны и левацкие группы, в глазах которых Маркс был недостаточно революционен. Стремясь сохранить Итернационал формально и сохранить за собой, Маркс сначала оттягивал созыв очередного съезда, затем посредством сфабрикованного большинства сорвал попытку вырвать из своих рук Генсовет, а с целью срыва дальнейших попыток провел решение о переводе Генсовета в Америку (1872 год). Этот штаб без армии вынужден был объявить о роспуске давно несуществующего Интернационала в 1876 году.

37.  В этом году правительство Франции было сформировано партией, нацеленной на социалистические преобразования (Республиканской партией радикалов и радикал-социалистов). На выборах и в парламенте она входила в левый блок, включавший членов Интернационала. Совместными усилиями был принят первый в Европе закон об отделении церкви от государства (1905 год).


Разработано LiveJournal.com