?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Без  предпосылок  и  иллюзий

Никодим

Быть или не быть

Без  предпосылок  и  иллюзий

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть


В «гавань спасения»?

  Экзистенциальная  ситуация

    По официальным данным, собираемым, анализируемым и публикуемым ВОЗ, в XXI веке большую часть людей, убитых кем и чем бы то ни было, включая погибших на войне, составляют самоубийцы. В возрасте от 15 до 34 лет самоубийство – вторая причина смертности (после несчастных случаев на транспорте), и убивают себя ежегодно около одного миллиона человек.

Фактически же, по оценкам экспертов, раза в четыре больше, потому что, во-первых, многие самоубийства трудно или невозможно отличить от несчастных случаев, а во-вторых, их преднамеренная регистрация в качестве таковых – рутинная практика для ряда стран. Поэтому мы, очень может быть, живем в мире, где самоубийство – первая лет до сорока причина смертности. И это при том, что число неудавшихся самоубийств превышает число удавшихся в десятки раз, а суицидальная активность продолжает расти. По сравнению с серединой прошлого века уровень смертности от суицидов возвысился более чем в полтора раза.

Почему же судьба миллионов из нас столь трагична?

Широко распространенная вера, что люди убивают себя по причине различных житейских неудач – любых, вплоть до таких банальных, как потеря работы или неразделенная любовь – это на редкость яркий пример поверхностного мышления. Неудачи переживают все – а число суицидов в самых неблагополучных сообществах порядка одного на тысячу. При таком раскладе уместно говорить лишь об общей причине – аутоагрессии, поиск же каких бы то ни было внешних воздействий в качестве причин конкретного самоубийства надо признать бессмысленным. Даже там, где есть основания для обвинения в доведении до самоубийства, самоубийства могло бы не быть. Эта смерть – в отличие от убийства кем-то другим – всегда спонтанна.

Не причины следует искать в целях борьбы за снижение смертности – надо искать факторы, обуславливающие наступление заведомо нездорового состояния, в котором у человека зреет решение покончить с собой.

А в качестве первого шага естественно сосредоточить внимание на устойчивом переживания «страха пустоты» до распознавания в нем нарастающего ощущения смерти-конца. Естественно потому, что уже с ним приходит сознание, сопровождающее каждый замысел погрузиться в вечный «сон», – сознание бессмысленности жизни. Далеко не всякий, в ком замысел зреет, испытывает к жизни ненависть, однако глубокое разочарование – необходимое условие. Эту тревожную ситуацию уместно было бы назвать экзистенциальной (описанная Карлом Ясперсом пограничная ситуация – ее частный случай, результат обострения). Именно на почве «страха пустоты» возникает нездоровое состояние с назревающим роковым решением.

Значение указанного шага становится понятным, если прояснить смысл, слова «нездоровое», ибо отнюдь не болезнь исходный пункт движения к убийству себя.

Попытки списать суицидальное поведение на расстройство психики ничего не объясняют. Да, типичный суицидент, если не болен депрессией, то пребывает в депрессивном состоянии, но! сколь бы ни звучало это для кого-то парадоксально, он, во-первых – в здравом уме и твердой памяти. Депрессивное состояние есть изнурительная, устойчивая душевная боль, а не слабоумие, и если больной намерен боль прекратить, он ли неразумен? С начала XIX века растущий круг здравомыслящих людей верит, что посмертие представляет собой вечный «сон без сновидений», откуда следует: смерть надежная гарантия желанного покоя. А во-вторых, депрессивное состояние – это следствие: человек в него впадает из-за бессилия освободиться от ужаса смерти в пограничной ситуации.

Действительно, коль скоро в состоянии без сознания никакой душевной боли быть не может, приходящий вкупе с пониманием бессмысленности жизни «страх пустоты» есть не более чем иллюзия. Всякий проблеск его естественно гасить. И человек успешно гасит, пока вдруг, под толчком какой-то житейской неудачи «иллюзия» не становится ошеломляюще отчетливой. Тут сил уже может не хватить, и вот тогда развивается депрессия.

Так что корень зла – вера в подобие посмертия «сну без сновидений», мнимая перспектива личного небытия в мире. Даже сознавая логическую несостоятельность перспективы, человек склонен полагать ее достоверной на основе опыта пустой памяти после сна и обморока. А потому он разделяет убеждение в беспредметности страха и, оказавшись в экзистенциальной ситуации, усматривает в самоубийстве выход.


к  оглавлению                                                                                     Читать  дальше



Разработано LiveJournal.com