?

Log in

No account? Create an account

Никодим

День  памяти  Александра  Меня

Никодим

Быть или не быть

День  памяти  Александра  Меня

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Отец Александр. Убит 24 года назад, 9 сентября

     Конец модерна – это прежде всего рождение недоверия к метанарративам, понимания их несостоятельности, неадекватности подлинному бытию. Как следствие, утрачивают власть над умами идеологии, – в частности, и коммунистическая (марксизм). Однако сознание (культура, если угодно) эволюционирует неравномерно в разных геополитических зонах. В СССР ситуация постмодерна не только не развивалась, но и не намечалась: там от марксизма приходилось отказываться, – с болью в сердце, по причине бьющего в глаза расхождения с социальными реалиями. Ушербность системы объяснения мира, восходящей к гегелевской диалектике, воспринималась в плане необходимости заменить ее другой системой объяснения мира.

Многолетние усилия по поиску новой идеологии, как известно, не дали никакого результата, более обнадеживающего по сравнению с тем, который сам шел в руки с начала Перестройки. То есть пришлось-таки остановиться на православизме. Вместо «единственно научного учения» – «истинная христианская вера», вместо миссии пролетариата – миссия русского народа при условии интерпретации советской истории в качестве продолжения российской. Наивненько, конечно, но спасибо советской власти: весомой идейно-политической оппозиции в стране нет, население в религиозном отношении невежественно, примет всё, что потрафит национальному самолюбию.

Единственным серьезным препятствием на пути водворения в умах новых «святых идей» был отец Александр Мень. Этот священник проповедовал Евангелие, – подлинное Евангелие, веру во Христа. И проповедовал с неизменным успехом в любой аудитории. Его называли «апостолом интеллигенции». Никто среди духовенства не мог конкурировать с ним по способности излагать христианское учение на интеллектуальном уровне, отвечающем запросам образованных людей, а потому в момент, когда государство вдруг перешло к веротерпимости, он везде оказывался первым.

Начало эпохи отмечено лекцией, прочитанной священником, А. Менем, 11 мая 1988 года в Московском институте стали и сплавов – на тему тысячелетия крещения Руси. Затем, в октябре того же года, имело место еще одно знаковое событие: священник впервые за годы советской власти посетил школу. Им тоже был А. Мень. Наконец, в 1990 году он же первым выступил с проповедью по телевидению... Его известность в обществе стала тогда беспрецедентной для священнослужителя, и – главное – произошло это не только в силу широкой эрудиции и открытости к светской культуре, нет – отец Александр был харизматической личностью. Не приходилось сомневаться: в стране есть человек, готовый возглавить независимое религиозное движение.

А если бы такое движение состоялось, удалась ли бы замена одной идеологии другой в умах большей части населения? Воцарилась ли бы чекистская хунта?

Точно никто не решит. Но затруднения обязательно должны были случиться. Чтобы намекнуть на их суть, одна цитата из Меня: «Сказать, что 700 млн. католиков и 350 млн. протестантов находятся в заблуждении, а только мы одни истинная церковь — значит пребывать в безумной гордыне, ничем не оправданной».

«Опасный» человек!

Убили отца Александра те, кто изначально, более тридцати лет следил за ним и ненавидел его, — чекисты. Сомневаться в этом, зная обстановку на тот момент, обстоятельства дела и развитие событий в стране, просто невозможно.

Характерная деталь: убили сами, своими руками, без обычного в таких делах посредничества «треста» (подставной организации, члены которой наводятся Лубянкой на жертву и совершают как бы по своей инициативе обыкновенное убийство, кое затем более или менее эффективно расследуется милицией). На это указывают два факта:

– одна-единственная рана, – рана в голове, послужившая причиной смерти отца Александра, была нанесена каким-то острым предметом с исключительной точностью (вмешательство врачей ничего не могло изменить).

– убийцы не оставили ровно никаких следов (один из следователей сказал сыну А. Меня, что он никогда не видел столь безупречно совершенного преступления).




Разработано LiveJournal.com