?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Ресентиментный  социум

Никодим

Быть или не быть

Ресентиментный  социум

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Эви, Мо и Отис Маслин летели домой, в Австралию

17 июля 2014 года в 16:19 возле поселка Первомайский Донецкой области (южнее города Снежное и юго-восточнее города Торез) экипаж федерального зенитно-ракетного комплекса «Бук-М1» выпустил ракету, которая поразила авиалайнер «Боинг777» малазийской компании «Malaysia Airlines», рейс MH17. Самолет следовал из Амстердама в Куала-Лумпур с экипажем из 15 человек и 283 пассажирами. Все погибли. Среди погибших 83 ребенка. Население Федерации ответственность своего правительства за происшедшее таким образом массовое убийство отрицает.

Здесь, в данном тексте, это событие используется в качестве отправной точки для опыта формулировки концепции ресентиментного социума.
      С целью сделать текст возможно более понятным начинаю с освещения предыстории исходного события: когда, где и при каких обстоятельствах начались сознательные расстрелы гражданских самолетов (причем без каких бы то ни было смягчающих обстоятельств, то есть пассажирских, рейсовых и принадлежащих невоюющим странам)?

Итак,  предисловие

Чикагская конвенция о международной гражданской авиации подписана в 1944 году, а сорок лет спустя в нее был включен один из фундаментальных принципов международного права – недопустимость применения оружия против гражданских самолетов. Долгое время сделать это никому не приходило в голову, поскольку принцип всегда принимался как нечто само собой разумеющееся во всех странах, которые уместно назвать нормальными. В Европе, например, самолеты «Аэрофлота», пролетая над базами НАТО (а это с ними почему-то часто случалось), не рисковали ничем.

Даже если где-то пассажирские самолеты сознательно сбивались, а таких инцидентов было всего два (первый в 1955 году над Болгарией), то государство, допустившее нарушение международного права признавало свою вину и соглашалось выплачивать компенсацию – либо сразу (Израиль, 1973 год), либо после безуспешных попыток опровергнуть обвинение в сознательном расстреле самолета (Болгария, 1963 год).

Однако в 1978 году приключился странный случай. Дело было над Кольским полуостровом: пилоты и пассажиры южнокорейского авиалайнера вдруг увидели рядом с собой советский истребитель и в те минуты, когда пассажиры с недоумением наблюдали за этим непрошеным эскортом, по ним был открыт огонь… Тогда произошло чудо: поврежденному самолету удалось сесть на лед замерзшего озера, из 110 человек на его борту погибли двое. Но почему по самолету стреляли?

Более всего в этом происшествии потрясли мир как раз объяснения советской стороны: складывалось впечатление, что руководители СССР были убеждены в своем праве применять оружие против пассажирского самолета, залетевшего в их воздушное пространство. Правда тогда эта позиция не была продекларирована, и мировому сообществу не оставалось ничего, кроме как предположить, что произошло какое-то недоразумение.

Но в 1983 году инцидент повторился (над Японском морем), причем на этот раз произошла крупномасштабная трагедия – погибли 269 человек, из которых 23 – дети младше 12 лет. Два дня спустя министр иностранных дел подозреваемого в их убийстве государства заявил: «Советская территория, границы Советского Союза – священны. Независимо от того, кто прибегает к провокациям подобного рода, он должен знать, что понесет всю тяжесть ответственности за подобные действия».

А 6 сентября мир достоверно узнал, что священна для СССР не человеческая жизнь, а нечто совсем иное – архаично-первобытное, наблюдаемое, между прочим, этологами у зверей. Именно в качестве реакции на это неожиданное открытие пришлось ИКАО на своей очередной ассамблее в Монреале включить в 3-ю статью Чикагской конвенции общеизвестный принцип международного права – для особо тупых. Расчет делался на то, что, будучи вынужден подписаться под новой редакцией Конвенции, СССР несколько умерит пыл.

Так вот, насчет достоверности сделанного открытия необходимо специальное пояснение. В РФ до сих пор мало кому известно, одно из важнейших событий последней трети ХХ века – разоблачение президентом США Рональдом Рейганом тайного расстрела 1 сентября 1983 года над Японским морем авиалайнера рейса КАЛ 007. То был сокрушительный удар по престижу СССР, удар, стоящий разгрома в войне. Именно он послужил толчком к процессу, вызвавшему в конечном счете падение коммунистического режима и, как следствие, начало эпохи развала советской империи.

Сентябрь 1983. Овальный кабинет Белого Дома. Президент Рейган обращается к нации

Почувствовав охватившее страны Запада возмущение в связи подозрением об очередном преступлении советских вояк, Рейган решился на беспрецедентный шаг – приказал своей разведке (Национальному агентству безопасности) выдать прессе записи разговоров между пилотами, преследовавшими КАЛ 007, и их командными пунктами. Этим шагом раскрывалась крупная государственная тайна США – техническая возможность вести столь основательную прослушку радиоэфира, но – игра стоила свеч. Разоблачение советского руководства в сознательном убийстве сотен пассажиров гражданского самолета позволяло мобилизовать общественное мнение, а это – главный фактор успеха в условиях демократии.

Весь цивилизованный мир услышал, что и как говорили совки, набросившись на пассажирский самолет. Услышал, кстати, со всеми «особенностями их национальной лексики» и с не менее красноречивыми интонациями. Стало ясно: они всё видели. Видели ярко освещенный «Боинг», его аэронавигационные огни и проблесковый маяк. И тем не менее – открыли огонь.

Причем, что особенно важно, «Боинг» был опознан с самого начала, еще над Камчаткой1, за два часа до того как один из «доблестных асов» над Сахалином получил и исполнил приказ «цель уничтожить». А это – принципиальный момент, потому что им четко высвечивается происхождение приказа. Более чем сомнительно, что отдать его осмелился кто-то из местных генералов, потому что в 1978 году такого героя не нашлось. Кроме того, есть свидетельство А. Коржакова2, что начальник Генштаба маршал Огарков доложил о происшествии на Дальнем Востоке на вершину власти – генсеку Андропову. И, хотя Коржаков утверждает, что генсек отделался общей фразой («Провести все необходимые мероприятия»), отрицать отдачу приказа генсеком нет оснований уже потому, что эта фраза могла быть условным кодом приказа по предварительной личной договоренности с командующим ДВО. И, наконец, отдачу приказа Андроповым подтверждает тот факт, что, зная, какой самолет нарушил границу и куда он летит, но не сделав никаких попыток связаться с Токио и Вашингтоном, Москва дала – по открытому каналу! – указание командующему ДВО: «нельзя сбивать самолет до его визуальной идентификации».

Разумеется, секретная прослушка – не самый подходящий материал для международного расследования. Но на расследование Рейган и не претендовал (оно тогда было заведомо невозможно). Важно было изобличить убийц. И удалось блестяще, ибо Андропов грандиозно подставился – начал с заявления, что советской стороне ничего о судьбе «Боинга» не ведомо, а потом – нагло врал, что нарушитель шел без огней, не отвечал на обращенные к нему запросы, не реагировал на «предупреждения» и даже... «не подчинился требованию следовать на советский аэродром»3.

Единожды солгавший, кто тебе поверит! Стоит ли удивляться, что многие участники расправы с «Боингом» позднее, в период падения режима КПСС, признали и ложь, последовавшую за первой, ложь в ответ на разоблачение со стороны американской разведки (читайте статьи А. Иллеша в «Известиях»). Причем сам пилот-исполнитель убийства 269 человек не счел перебором рассказать корреспонденту Нью-Йорк таймс: «Я видел два ряда окон и знал, что это был «Боинг». Я знал, что это был гражданский самолет. Но для меня это ничего не значило. Ведь гражданский тип самолета легко переделать для военного использования».

Так что разоблачение Рейгана принадлежит истории, его уже не отменить. Попытка Кремля, предпринятая в 1993 году (вслед за возвращением корейцам украденных у них бортовых самописцев), противопоставить разоблачению некое «расследование» на основе собственной версии переговоров пилотов с командирами имела смысл не более чем в целях внутренней пропаганды. Понятно, что после исчезновения СССР де-юре не было оснований предполагать представленную Кремлем запись переговоров фальсифицированной. И потому ИКАО пришлось сделать выводы менее позорные для Кремля. Но какое это имеет отношение к делу после уже состоявшегося разоблачения?.. Ничуть не большее чем отказ Белого Дома от дальнейшего раскрытия информации, связанной с секретной прослушкой. Состоялось событие, которое ровно ничего не меняет, – де-факто просто попытка стороны, изобличенной во лжи, бросить тень на людей чести.

Для полной ясности остается осветить общую картину: сколько всего было в мире случаев сознательного расстрела пассажирских самолетов в мирное время и кто несет за них ответственность. Как уже было отмечено этот черный список открыла Болгария в 1955 году, то есть коммунистическая страна, только что подписавшая военный договор с СССР. Причем после освобождения ее от советского протектората стало известно, что указание на расстрел поступило из Москвы. Всего же таких расстрелов было в ХХ веке четыре, из них два (в 1978 и 1983 годах) совершены советскими военнослужащими. Лишь один случай – в 1973 году в небе над Израилем – не имеет отношения к Москве, но факт добровольного признания вины резко отличает его от всех «московских» эпизодов4.


1. Кстати, благодаря публикациям советского журналиста А. Иллеша, известно даже имя летчика, опознавшего «Боинг» над Камчаткой. То был майор Василий Казьмин. Никаких попыток обратить на себя внимание нарушителя он не предпринял, поскольку обнаружил его на так называемом «рубеже возврата» (советское командование боялось бегства своих летчиков на Запад и потому ограничивало заправку истребителей горючим из расчета, чтобы его не хватило до ближайшего иностранного аэропорта).

2. Руководитель службы безопасности президента Ельцина. В ночь на 1.09.83 он был дежурным офицером охраны в «Кремлевской» больнице, где генсек Андропов проводил последние месяцы своей жизни.

3. В действительности СССР не имел тогда на ДВ ни одной полосы, способной принять «Боинг» (ближайшая могла быть не ближе, чем в районе Иркутска, тогда как «Боинг» заправлялся для полета всего лишь до Сеула).

4. Сразу после расстрела малазийского «Боинга» рейса MH17 в Рунете появился ряд списков сбитых после Второй мировой войны пассажирских самолетов, которые представляют собой не что иное, как маскировку подлинного положения дел. Например, русская версия Forbs опубликовала 18 июля статью Ю. Хандженко «Свой-чужой», в которой группа из четырех сознательно расстрелянных самолетов разбавляется четырьмя авиалайнерами, погибшими по причине случайного поражения самонаводящимися ракетами. А к ним еще добавляется гибель иранского пассажирского самолета над Персидским заливом в 1988 году, несмотря на то что приключилась она не только во время войны, но и в боевой обстановке. Причем автор «забыла» сказать, что командир названного ею крейсера «Винсенс» Уилл Роджерс – не на словах, а на деле! – исполнил все, что должен был исполнить для распознавания цели, а потому не сомневался, что открывает огонь по атакующему его штурмовику, ради спасения своего корабля. Впрочем, о равнодушии г-жи Ходженко к точности изложения можно судить уже потому, что в общую кучу «сбитых по ошибке пассажирских самолетов» она включила и один транспортный (кстати, ни в чем не повинный транспортный самолет, «героически» протараненный в мирном небе над Арменией советским летчиком).


Читать дальше




Разработано LiveJournal.com