?

Log in

No account? Create an account

Никодим

«Смерть  за  други  своя ... за  Отечество»?

Никодим

Быть или не быть

«Смерть  за  други  своя ... за  Отечество»?

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



(нападение на Украину в свете теории агрессии) «На миру и смерть красна»?

Почему человек позволяет довести себя до столь дикого энтузиазма, заставляющего его жертвовать собственной жизнью?

А. Эйнштейн

Четыре месяца назад, 17 апреля, президент РФ в довольно-таки наивной форме и, как теперь ясно, несколько не вовремя (не сумев предвидеть развитие событий на три недели вперед) призвал людей «русского мира» умирать «за Отечество». Вот полная цитата из его речи в ходе той «Прямой линии»:

«Мне кажется, ведь только у нашего народа могла родиться известная поговорка: «На миру и смерть красна». Как это так? Смерть – это что такое? Это ужас. Нет, оказывается на миру и смерть красна. Что такое «на миру»? Это значит, смерть за други своя, за свой народ, говоря современным языком, за Отечество».

Смысл приведенных слов – призыв к войне – однозначно определяется прозвучавшей в том же апрельском общении с народом темой «обеспечения законных прав и интересов русских и русскоязычных граждан… Новороссии», тем более что прозвучала тема на фоне усиленно раздуваемых в СМИ просьб названных граждан о введении в юго-восточные области Украины федеральных войск и их «принятии в состав России».

А между тем ситуация в точности повторяет ту, что имела место в Европе накануне Второй Мировой войны, когда фраза «умереть за Отечество» зазвучала в связи с проблемой «обеспечения законных прав и интересов» немецкоязычных граждан за пределами Германии. Успех этой фразы понудил тогда некоторых проницательных наблюдателей (и среди них Эйнштейна) заподозрить «действие мощных психологических факторов, которые парализуют любые усилия» на пути к миру. И Фрейд получил возможность о сути этих факторов высказаться, – впервые дав общественности передовых стран понятие о своей теории агрессии*.

Теория не удостоилась признания ни тогда, ни позже, когда ее основной тезис – тезис о существовании инстинктивного влечения к насилию и разрушению – подтвердился в рамках новой этологии (основанной К. Лоренцом науки о врожденном поведении животных и людей). Но важнее другое – реальные конфликты в обществе протекают в полном соответствии с тезисом Фрейда. Это относится как к предыстории Второй Мировой войны, так и к событиям, начавшимся в феврале 2014 года отторжением от Украины Крыма.

* В январе 1933 года в Берлине на трех языках были опубликованы под названием «Почему война» письмо Эйнштейна Фрейду с вопросом о возможности предотвратить очередную войну и ответ Фрейда с кратким изложением разрабатывавшейся им теории.

1.  Харьковский  инцидент

1 марта в Харькове у памятника Ленину

Первоначально орудием борцов за «права и интересы русскоязычных граждан» был митинг. Сотни и тысячи людей, собиравшихся на городских площадях (как правило, у памятников Ленину) с красными и федеральными флагами, демонстрировали «волю народа» ко вхождению в состав Федерации, одобряя речи соответствующих ораторов и принимая резолюции типа «Россия, спаси». Происходящее имело вид целесообразных действий, мероприятий. Не было, глядя на них, оснований сомневаться, что население того или иного города озабочено какой-то угрозой, исходящей от нового правительства страны.

Однако – не было лишь до определенного момента. В ходе митингов формировалась толпа, поведение которой высвечивало иррациональный мотив. Наиболее яркий инцидент имел место в Харькове первого марта.

В тот день сборище у памятника «отцу-основателю» получило значительное подкрепление из близлежащей российской области (Белгородской) и вдохновленное поддержкой ринулось на штурм здания областной и городской администрации. Здание было захвачено и подвергнуто разгрому. О поломанных дверях, разбитой мебели, похищенных вещах можно было бы сказать немало (ущерб 2,5 млн гривен), если бы не люди, стоявшие на пути толпы, – сторонники нового украинского правительства. Именно расправа над ними, взятыми в плен защитниками здания, явилась кульминационным пунктом действа.

Избивали и унижали людей коллективно: каждого по одному или, если не удавалось, по двое, по трое их выводили из дверей на площадь и по узкому коридору в беснующейся толпе гнали кулаками и ногами под торжествующий рев, визг и ругань к выделенному месту для «суда». Причем каждого бросали на колени и старались вынудить ползти на четвереньках, каждого в ходе «суда» заставляли кричать в микрофон: «Простите меня харьковчане».

Словом, происходило в чистом виде, без каких-либо облагораживающих наслоений утоление инстинкта агрессии. Правда, в ограниченном варианте, то есть без срывания с людей одежды, вспарывания животов, отрезания голов и удавления на виселицах, поскольку власть в городе еще сохранялась – и расправа была вовремя остановлена.

Известно, что в толпе человек не отдает себе отчета не только в моральной низости своих действий, но даже в их преступности, поэтому всё снималось на видео и выставлялось в Сети. На дисплеях можно во всех подробностях пронаблюдать харьковских «сторонников водворения русского мира» за описанным интересным занятием, увидеть их оскаленные физиономии на фоне окровавленных жертв.


Разумеется, разоблачительный потенциал такого рода сцен абсолютно непонятен тем, кто сам охвачен агрессивными влечениями, – беснуется. Поэтому весьма симптоматично, что видео, запечатлевающие сцены изощренной, садистской расправы распространяются, да еще и под такими откровенными названиями, как «Бандеровцы на коленях просят прощения». Ясно, что очень многим они не просто милы, – необходимы, ибо уму, не затуманенному похотью насилия, легко сообразить, какую роль играет эта откровенность в конфликтах. План вычленения «Новороссии» провалился в значительной мере и потому, что его харьковские исполнители в самом начале, 1 марта вызвали волну нравственного негодования от Мариуполя до Одессы.

Кстати, когда 7 апреля в Харькове была, наконец, провозглашена «народная республика», она не продержалась и суток. Уже утром следующего дня министр внутренних дел Аваков, лично прибыв в город, отправил весь ее свежеиспеченный «парламент» в СИЗО. Никаких боев не было, потому что круг «борцов за русский мир» составлял менее одного процента в населении и состоял из погромщиков (людей, которые хорошо чувствуют силу).

2.  Зачем  пытать,  унижать  и  убивать  пленных?

Нацистская организация РНЕ, начавшая свою историю с вооруженного выступления в защиту коммунистической оппозиции, послужила кузницей кадров для бандформирований Донбасса

Фрейд первым обратил внимание на фундаментальной важности факт – войны никогда не начинаются по рациональным причинам. Их вызывают инстинкты агрессии и разрушения. Все формально заявленные причины – рационализация инстинктов, то есть словесная шелуха, красивая обертка, призванная замаскировать приступы страха и агрессии, бессознательного влечения к насилиям и убийствам. Наиболее ходовой вариант такой шелухи – так называемая «историческая справедливость». И в этом пункте мировое сообщество уже фактически признало правоту Фрейда, провозгласив принцип отказа от изменения границ.

Но рационализация инстинктов – труднопостижимая тема для людей с модернистским складом ума. Не приходится удивляться, что, например, очень многие журналисты, наблюдая любой вооруженный сброд, который развязанную им войну громко объявляет борьбой за какую-то религиозную или политическую цель, склонны верить, что видят перед собой идейных борцов. Их убеждает искренность рассказов о себе человека, добровольно идущего в бой. Это весьма наивно после Фрейда, а на российском пространстве в посткоммунистическую эпоху наивно вдвойне.

Дело в том, что крах коммунизма есть в первую очередь не политическое, а идейное явление – крах едва ли не самого совершенного метанарратива, который когда либо складывался в истории человечества. Для того, чтобы видеть логическую несостоятельность рассуждений, коими оправдывали свои насилия создатели и охранители советского социума, нужно было обладать незаурядным интеллектом и серьезной философской образованностью. Теперь же, в результате краха, у сторонников восстановления того социума (и в частности, советской империи) по большому счету нет вообще никакой идеологии. Никакой. Ее место занимает шовинистический бред.

А может ли бред, логически несостоятельная идея, бессмыслица служить подлинным мотивом поведения человека? Кстати, видеоролики с изложением своих идей комиссары и бойцы всех бандформирований Новороссии сами охотно размещают в Сети. Посему при наличии некоторой осведомленности о реальном мире и, главное, способности самостоятельно мыслить есть возможность убедиться воочию, что с подкупающей искренностью эти «пассионарии» шумно и навязчиво несут околесицу.


Подлинные мотивы «борцов за Новороссию» высвечивают не слова, а дела, причем особенно красноречиво – постоянные расправы с пленными. Вот рассказ побывавшего в плену капитана украинской армии Романа Засухи1: «Нас задержали бойцы из "Русской православной армии", привезли в Макеевку. Нас били всю ночь и день. Во второй половине дня с нами записали первое интервью. Нам никто не представлялся, а у нас не тот был статус, чтобы спрашивать. Было несколько человек с камерами, и вместе с ними – человек, который сказал, что мы должны подтвердить, что нам командование давало приказ стрелять по мирным гражданам. Когда меня это спросили, я сказал: нет, такого приказа не было. После этого мне прострелили ногу».

Случай обыкновенный, могли и убить. Капитана спасло то, что его взял к себе командир другого отряда – в качестве заложника. А тот командир, стоит отметить, известен своими заявлениями журналистам о расстрелах всех пленных из числа бойцов входящих в украинские войска добровольческих батальонов. И – характерная деталь: он – подполковник федеральной армии, агент разведки ее генштаба И. Безлер. Может ли офицер столь высокого ранга не знать, что взятие заложников и расстрелы пленных – военное преступление?

Однако есть основания полагать, что об уважении к международному праву де-факто в Федерации говорить не приходится. В конце апреля российское телевидение не постеснялось продемонстрировать чуть ли не по всем каналам сцену так называемого «допроса» пленных в Славянске, да еще и в этом «допросе» поучаствовать. В плен попали три офицера службы безопасности украинского государства, выполнявшие приказ на своей территории, а то, что с ними проделывалось, было, так же как 1 марта на площади в Харькове, чистейшим утолением звериного инстинкта. Разница в том, что на этот раз – благодаря телевизионными камерам – наслаждались и миллионы граждан Федерации.

Единственный русский журналист, публично выразивший негодование (М. Войтенко), писал 27 апреля:

«Пленники сильно избиты, головы обмотаны скотчем (сильно, с чувством обмотаны, причем не совсем понятно, зачем – чтобы причинить лишнюю боль?), с них сняты брюки. Даже если бы все это не было преступлением изначально (захват в заложники представителей органов правопорядка), унижать людей и подвергать их пыткам перед телекамерами ведущих ТВ каналов России, это нарушение всех и всяческих законов и конвенций. Россия уподобилась тем самым радикальным исламистам, с которыми она типа боролась в Чечне и борется в Дагестане. Это они любят снимать на видео, и затем выкладывать в Интернете, пытки и унижения захваченных ими заложников. Но на телеканалах их видео не показывают, как-то не принято, потому что есть пределы, есть какие-то морально-этические нормы. У российского ТВ пределов нет. Журналист «следовательским» голосом «ведет допрос» – допрос людей, которые еле сидят на стульях, страдая от побоев, унижений и кто знает от чего еще»2.

Текст был опубликован под заголовком «До чего ж ты, Россия, докатилась». И это один-единственный пункт, где стоит сделать существенное уточнение. Фактически Федерация не признавала никаких моральных ограничений на «полезное» насилие с самого начала. (На учредившем ее в январе 1918 года съезде прозвучали слова: «Мы готовы расстрелять не единицы, а сотни и тысячи, ежели понадобится миллион, то и миллион»3.) Однако долгое время после Гражданской войны в стране считалось необходимым иметь приличный внешний вид – прятать звериное мурло. Откровенности СМИ стали позволять себе только в последние годы и чем дальше, тем более. Похоже, что нарастающий уровень агрессивности уже не сдержать, он «зашкаливает».

1. Русская служба BBC http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/08/140804_ukraine_zasukha_hostage.shtml

2. Полный текст на сайте «Эхо Москвы». http://www.echo.msk.ru/blog/voitenko/1308752-echo/

3. Заявление сделал 18 (31) января встреченный бурными аплодисментами А. Железняков, командир отряда, стрелявшего по мирной демонстрации в защиту Учредительного собрания.Тогда были убиты 12 человек, а сутки спустя матросы из отряда Железнякова учинили еще садистскую расправу над двумя депутатами Учредительного собрания (Шингаревым и Кокошкиным).


3.  Когда  спадает  покров


У человека «всегда есть искушение сделать ближнего своего средством удовлетворения агрессивности… лишить имущества, унизить, причинить боль, мучить и убивать. Homo homini lupus».

Так писал Фрейд в 1930 году в книге «Недовольство культурой» и вопрошал:

«У кого хватит смелости оспаривать это суждение, имея весь опыт жизни и истории? Этой агрессивности нужна малейшая провокация; она вмешивается и при достижении какой-нибудь иной цели, которая могла бы быть достигнута и иными, более мягкими средствами. При благоприятных обстоятельствах, когда устранены психические силы, обычно ее тормозящие, агрессивность проявляется спонтанно: спадает покров, скрывающий в человеке дикого зверя, которому чужда пощада к представителям собственного рода. С подтверждающими этот взгляд фактами должен согласиться тот, кто помнит о…»

Далее у Фрейда следует указание на ряд войн, начиная с войн многовековой давности, но без конкретного указания на обстоятельства, благоприятствующие спонтанному проявлению агрессивности. А между тем эти обстоятельства достойны внимания, и – кроме того! – они на редкость отчетливо высвечиваются примерами из войны, идущей почти на наших глазах, сегодня.

17 апреля, в то самое время, когда Путин, разглагольствуя о назревшей необходимости «обеспечения законных прав и интересов русских и русскоязычных граждан», съехал на тему об уникальных душевных качествах человека «русского мира», две восточные области Украины уже захватывались его военными специалистами. Какими бы то ни было правовыми нормами эти люди «русского мира» себя не утруждали. Они, во-первых, организовывали и использовали толпу из низов местного населения для овладения административными зданиями и нейтрализации силовых структур, а во-вторых, выслеживали и убивали людей, которые возглавляли сопротивление. И вот в одном из городов Украины, в Горловке, во время «Прямой линии» Путина был дан приказ о похищении депутата горсовета Владимира Рыбака.

Приказ дал подполковник Безлер, и для полноты картины стоит привести формулировку приказа по данным прослушки телефонных разговоров Службой Безопасности Украины: «Альф, зайди внутрь горисполкома, там бурагозит Рыбак, б…. Там люди его пытаются сдерживать. Отпрессуйте его! Смотрите, пацаны, пацаны, отпрессуйте его немного – в свою машину, и вывезите его куда-нибудь подальше, б..., подальше, б… А потом тормознитесь и скажите, куда мне надо подъехать. Понял? Давай!».

Итак, сотрудники разведки генштаба РФ говорят на языке уголовной шпаны. В полном соответствии с характером своей деятельности, разумеется. Жертву «специалисты» отвезли в подвал Горловского УВД, где Безлер, видимо, учинил допрос (Рыбак был значительной фигурой в сопротивлении, играл роль в планах Киева). А после допроса, по логике федеральных «специалистов», человека надлежало тайно убить. С этой целью в ночь на 18 апреля Рыбака вывезли в соседний город – Славянск.

Убили? Конечно. Но не в этом суть, поскольку здесь-то мы и выходим на пример конкретных обстоятельств, благоприятствующих спонтанному проявлению агрессивности... Теоретиков, которые полагают, что бывают такие случаи, когда человека целесообразно «ликвидировать», имело бы смысл выслушивать, если бы на практике этой самой «ликвидацией» дело ограничивалось. В действительности же практика такого рода разоблачает подлинный мотив, ибо палачи, будучи предоставлены самим себе, никогда не отказываются от возможности «поймать кайф» и «растянуть удовольствие».

Эксперт, осмотревший мертвое тело В. Рыбака, после того как оно вместе с телом одного киевского студента1 было обнаружено в реке, назвал в качестве причины смерти обоих «комбинированную травму тела вследствие пыток, с последующим утоплением еще живыми потерпевших, находившихся без сознания». Для полной ясности стоит пояснить: обоих истязали (в частности, были вспороты животы) до тех пор, пока их тела не утратили чувствительность и подвижность вследствие болевого шока. Затем бросили с грузом в воду.

Вот это и имел в виду Фрейд, когда писал о падении покрова, «скрывающего в человеке дикого зверя». В эпоху архаики такие расправы были откровенной потребностью, ради них и войны начинали. В цивилизованном обществе они уже более двухсот лет без всяких вариантов считаются преступлениями, так что многие давно склоняются к мысли об их психопатологической природе. Однако проблема сложнее. И как раз история Федерации тому лучшее подтверждение.

В архивах сохраняется весьма значительный объем документов2, доказывающих, что история Федерации начиналась с фактической легализации садистских расправ над обреченными на смерть людьми. Расправы вершились с 1918 года в официальных структурах, известных под общим названием чека. А эти структуры, важно иметь в виду, не были распущены. Они – первая фаза существования организации, продолжавшейся на протяжении всех последних десятилетий под названиями: ГПУ, НКВД, МГБ, КГБ, ФСК, ФСБ. В декабре 1994 года, в начале первой чеченской войны, директор ФСК С. Степашин во всеуслышание заявил, что намерен использовать в борьбе с чеченским сопротивлением «некоторые методы чека». Сказать в точности, что он имел в виду, трудно, но практика похищений и тайных убийств сложилась в Чечне, несомненно, в русле этого его намерения. Ну а о том, что подлинная мотивация похитителей и убийц не имела там ничего общего с политической целесообразностью, свидетельствуют уже такие широко известные факты, как, например, вымогательства или – особенно отчетливо! – похищения молодых женщин (поприще, на коем снискал себе лавры героя России полковник Буданов).

Возвращаемся к апрелю 2014 года в городе Славянске, где был убит В. Рыбак. Там во главе овладевавших городом боевиков стоял подполковник ФСБ И. Гиркин (Стрелков). В Сети тогда же появилась, сделанная СБУ звукозапись его указания по телефону – из подвала, где «работали» палачи – убрать тело очередного замученного («что он лежит тут, воняет»). Эта запись подытоживает описанный выше приказ Безлера на похищение и вместе с ней дорисовывает образы пришедших в Украину людей «русского мира». Их манера говорить, интонации и умолчания весьма информативны.


Не следует думать, что практика похищений для допроса и «ликвидации» (которая по причине указанной Фрейдом почти наверняка представляет собой садистскую оргию) имеет место только в ходе борьбы за овладение той или иной территорией. Нет, в том же Славянске, например, наиболее известный случай – похищение четырех членов поместной церкви ОЦХВЕ – приключился 8 июня, когда город прочно удерживался в составе «народной республики». Такова обычная практика взращенной в советскую эпоху террористической системы, и если иной раз похищение, захват жертвы именуется арестом, то по сути ничего не меняется.

Система допускает даже инсценировку суда с вынесением приговора к смертной казни в варианте простом, не вызывающем подозрений. (Что делают с жертвами на самом деле редко становится известным.) А чем, как не демонстрацией торжества бесправия является сама такая инсценировка? Она ведь может проводиться в сколь угодно условной манере – вплоть до сведения всего процесса к «признанию» жертвы на допросе (после того же выстрела в ногу, например), а заканчивается – смертным приговором.

Кстати, полная неспособность видеть торжество бесправия (расправу) там, где налицо сочетание условного процесса и смертного приговора, – вернейший признак бьющей через край агрессивности. В этом смысле на редкость симптоматичны попытки людей «русского мира» использовать сцену «признания на допросе» в пропагандистских целях. Усилиями того же Безлера, стоит отметить, 16 июля в Сеть попал великолепный образец – видеоролик «Предсмертный допрос украинского бойца АТО!!!». Что там был за «допрос», что произошло в действительности – дело, конечно, темное (разберется СБУ), а вот дикого зверя в себе, искушение мучить и убивать выступивший в этом спектакле Безлер разоблачил сразу и с замечательной ясностью.

«Я теперь, – заявляет он в конце, – буду брать по одному пленному и буду допрашивать. Но после допроса все эти сволочи будут уничтожаться, так же как уничтожена эта тварь, которая мне всё это рассказывала».

Ясность тут, разумеется, как и в рассмотренных ранее случаях, не для всех. Человек должен возвышаться над животными влечениями, уметь узнавать их в себе и в других и, в этом смысле, быть нормальным, цивилизованным. А нормальных в Федерации, увы, очень и очень мало – советская власть выработала «нового человека», гомо советикуса, совка.


1  Студент Киевского политехнического института Юрий Поправко (19 лет) был схвачен вечером 17 июля и, видимо, по подозрению в связях с «фашистами» сразу отправлен в подвал.
2  Имеется в виду прежде всего материалы Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков, основанной в 1918 году при штабе генерала Деникина. Они хранятся главным образом в Архиве Гуверовского Института войны, революции и мира при Стэнфордском университете (США, Калифорния) и в Архиве Народно-трудового союза во Франкфурте-на-Майне (Германия).




Разработано LiveJournal.com