?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Ресентиментный социум 1. Зачем …

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



















Ресентиментный социум

1. Зачем  они  сбили  амстердамский «Боинг»

Место падения (у пос. Грабово)

    Прочитанное предисловие полезно, чтобы вполне понять опубликованный 23 июля в блоге aillarionov пост «Зачем был сбит амстердамский «Боинг»?». Автор прежде всего утверждает: совершен спланированный террористический акт.  И  он  прав.

Нет необходимости подробно описывать технические причины, которые полностью исключают кажущуюся на первый взгляд наиболее правдоподобной версию «обезьяна с гранатой». Достаточно сказать, что ракетно-зенитные комплексы на дороге не валяются, а обслуживать их могут только специалисты. «Бук-М1», конечно же, был выделен из какой-то воинской части федеральной армии. А поскольку для попадания в малазийский авиалайнер, располагая одной лишь этой пусковой установкой, необходимо было знать время и область появления цели в небе над поселком Первомайский, ясно и то, что действиями экипажа управлял какой-то российский штаб. Добавив к сказанному единодушное исключение экспертами возможности для специалиста случайно принять отметку «Боинга» на экране радиолокатора за отметку военно-транспортного самолета украинских ВВС (Ан-26), получаем однозначный вывод.

Есть еще и другая информация, указывающая на преднамеренность происшедшего. По сведениям А. Илларионова над районом дислокации ЗРК «Бук-М1» 17 июля пролетели десятки пассажирских самолетов, сбитым же (в результате первого и последнего пуска) оказался не какой-то из множества самолетов американских, немецких или российских компаний, а единственный в тот день рейс из Амстердама, MH17. И – характерная деталь: обычно маршрут MH17 пролегал южнее, но к 17 июля у него другого пути, кроме как через район городов Торез и Снежное, не было (российские власти закрыли 12 воздушных коридоров»). Само собой напрашивается подозрение, что жертва была выбрана, особенно если принять во внимание текущую идеологическую концепцию Кремля. Амстердам в ней – «столица греха», символ разложившегося, растленного Запада, которому противостоит встающая с колен глубоко духовная Россия.

Наконец, на мысль о преднамеренности наводит странный факт: не более чем через три часа после гибели малазийского авиалайнера Путин лично известил о ней президента США и заявил, что в связи с этим необходимо принять меры для прекращения боевых действий киевского правительства на востоке Украины.

Президент США слушает Путина 17.07.14

А теперь о главном. Сила предположения Илларионова, причина его убедительности в акценте на гибель граждан ЕС над территорией, где украинская армия ведет бои против пророссийских сепаратистов. Илларионов утверждает: эта трагедия организована как средство привести общественность Запада в «шок и трепет», чтобы тем самым вынудить ее к давлению на свои правительства в направлении принуждения Украины к миру.

Точность сделанного предположения нельзя оценивать, исходя лишь из фактической реакции Запада на крушение авиалайнера (она может отличаться от реакции, ожидавшейся самими организаторами теракта*). Важно другое – соответствие попытки вызвать страх опыту правительства Федерации на протяжении последних пятнадцати лет. Многие страны, особенно в Европе, отчетливо обнаружили склонность попустительствовать Кремлю в его стремлении играть роль гегемона на пространстве бывшего СССР. Кому неизвестно, например, что свое расследование причин российско-грузинского конфликта 2008 года дипломаты ЕС закончили осуждением Грузии за проявленное ею упорство в сопротивлении российской агрессии?..

Илларионов лишь чуть-чуть не договаривает. Он умалчивает, почему, собственно так до сих пор было и почему в качестве реакции общественности Запада на гибель трехсот человек в небе Украины Путин и его команда могли рассчитывать на попустительство своей политике. В чем причина страха?

Однако – есть ли необходимость говорить об этом? Ведь умолчание общепринятое. Надо ли разжевывать тот факт, что Федерация – ядерная держава, причем одна из тех, которые никому не угрожают (Холодая война окончена), а вместе с тем, в нашем мире случаются время от времени всякие загадочные убийства и катастрофы, которые наводят на мысль о моральной готовности этой державы пуститься во все тяжкие? И, пожалуй, даже о желании намекнуть на эту готовность.

Берем тот же расстрел над Украиной малазийского авиалайнера. Есть причины подозревать в его организации Путина? Более чем достаточные, раз уж ЗРК, сбивший самолет, мог быть, рассуждая логически, только ЗРК федеральной армии. Но! еще большие основания есть подозревать Путина в организации крушения самолета президента Качиньского. А между тем: кто осмелился высказать подозрение на официальном уровне? Кто требовал международного расследования?..

Так что не будем обманывать себя. Опыт позволяет Путину и его команде рассчитывать, что «тонкими намеками» на свою «жесткость», на моральную готовность превратить страны Запада в радиоактивный пепел, они могут добиваться своих стратегических целей.

И даже если в случае с последним преступлением (в небе над Украиной) нашла коса на камень, если Путин наконец ошибся и вызвал, вместо безотчетного страха, нарастающую волну негодования – дай Бог, чтоб это было так! – высказанное Илларионовым объяснение остается справедливым. Причем не исключено даже, что попытки вызвать «шок и трепет» будут продолжаться, ибо никакого другого средства держаться на плаву у чекистской хунты нет.

*  В частности, и потому, что организаторам, похоже, не удалось совершить терракт таким образом, чтобы получить весомые основания для обвинения в роковом выстреле по малазийскому авиалайнеру своего врага – украинскую армию.



2.  Чекистская  хунта  и  советская  ментальность

Андропов Ю.В.  Путин В.В.

   Путин и его ближайшее окружение – чекисты, причем начинавшие службу в КГБ под председательством Андропова. Это обстоятельство – ключ к пониманию причин крушения амстердамского «Боинга» в четверг 17 июля 2014 года, потому что идея «тонкого намека» общественности демократических стран насчет моральной готовности Кремля отвечать на ущемление своих интересов сколь угодно жестоко, не считаясь ни с какими ограничениями, несомненно, принадлежит названному чекистскому боссу... В 1983 году южнокорейский «Боинг» был сбит тайно, в расчете на то, что мир будет уверенно подозревать расстрел его советской армией, но – без каких-либо улик. И подлый замысел раскрылся (потому что Андропов не догадывался, какими возможностями радиоэлектронной прослушки располагает разведывательная служба США).

Наивно думать, что скандальный провал 1983 года должен был поставить крест на идее Андропова. Провал состоялся еще в условиях Холодной войны, когда угроза нападения с применением ядерного оружия нависала над обеими сторонами явно, а потому и всеми сознавалась без всяких специальных акций. Другое дело, что к постоянной угрозе люди привыкают. Поэтому легко догадаться, чего добивался Хрущев, когда в 1960 году на 15-й Ассамблее ООН заявил: «Мы вам покажем кузькину мать». Заявил – и не достиг цели. Уже потому, что идиомы не переводятся (зал был повергнут в недоумение перспективой увидеть «Kuzma’s mother»). Андропов пошел другим путем. Он, судя по всему, понимал: максимум впечатления на западное коллективное сознание способна произвести не прямая угроза, а демонстрация отсутствия моральных ограничений на применение насилия. И рассчитывал сорвать такой демонстрацией программу размещения американских ракет в Европе1.

Так вот, после капитуляции в Холодной войне, когда «кузькина мать» стала абсолютно невозможна, в арсенале выучеников Андропова ничего, кроме «тонких намеков» просто не осталось. Первоначально эффект достигался попутно с решением чекистскими методами внутренних проблем (взрывы жилых домов в сентябре 1999 года, расправы с населением Чечни, убийства за рубежом своих граждан и т.п.), – первое крушение иностранного самолета произошло в 2010 году. И, хотя прямые улики против Кремля есть не во всех эпизодах, на эффекте это не сказывается, потому что все эпизоды достаточно красноречивы – целиком отвечают определению, данному президентом Рейганом: «отказ подчиняться нормальным стандартам  цивилизованного  поведения»2.

Доказательство отказа не требует никаких усилий, так как известно необозримое множество примеров элементарного непонимания людьми с советской ментальностью (совками), что такое «стандарт цивилизованного поведения». С их стороны на этой почве высказывается обвинение в «двойных стандартах». Самый, пожалуй, отчетливый пример такого обвинения обнаруживает полная неспособность увидеть принципиальное различие между расстрелом авиалайнера рейса КАЛ 007 советским истребителем и приключившимся пять лет спустя попаданием в иранский авиалайнер ракет американского крейсера «Винсенс».

Дело тут, конечно, не в слабости ума: игнорировать различие между двумя названными фактами может сколь угодно развитый в интеллектуальном плане человек. Здесь имеет место особая – моральная – тупость. Чтобы отчетливо прочувствовать ее, стоит вернуться к чистосердечному признанию летчика, расстрелявшего авиалайнер КАЛ: «Я знал, что это был гражданский самолет. Но для меня это ничего не значило. Ведь гражданский тип самолета легко переделать для военного использования».

Итак, для совка риск убить сотни мужчин, женщин и детей, не причинивших никакого зла ни ему, ни его стране, ничего не значит. Есть, стало быть, цель, ради которой надо идти на такой риск, вещь, ради которой всё позволено.

У нормального человека цивилизованного общества мысль о такой цели, такой вещи в голове не укладывается. Он даже размышлять на эту тему не станет, он просто не будет стрелять. А если ему прикажут, он воспротивится или намеренно промахнется, потому что ужас жизни с сознанием ответственности за такое убийство несоизмеримо страшнее испорченной военной карьеры.

Совок не поверит в типичность указанной реакции на приказ стрелять в гражданский самолет там – у них, «буржуев», «фашистов», «пиндосов», он назовет этот аргумент лицемерным и попытается опровергнуть, ссылаясь на какие-то внушенные советской пропагандой примеры, скорей всего на Хиросиму3.

Но неспособность поверить здесь и есть оно – непонимание «стандарта цивилизованного поведения». Человек с советской ментальностью свято убежден в отсутствии безусловных моральных ограничений на насилие (как физическое, так и информационное), убежден в том, что государство в своей деятельности, направленной на самосохранение и рост, должно руководствоваться только целесообразностью и, в частности, использовать как законное средство борьбы ложь.
      Причем в полном соответствии с собой это убеждение, как правило, не декларируется (на словах его носитель может позиционировать себя человеком либеральных взглядов и всегда осуждать ложь) – оно реализуется. Реализуется в поведении, в том самом, которое расходится со «стандартами цивилизованного поведения» и, следовательно, ведет к преступлениям против человечности.

Потому-то пилот, сбивший «Боинг», и не счел нужным скрывать – после государственного переворота, – что стрелял именно в «Боинг», в гражданский самолет. Зачем скрывать? Он полагал, что исполнил долг, что военный летчик любой страны должен вести себя так же. Кстати, по свидетельству Иллеша, бывший советский «ас» признался и в том, что не делал предупредительных выстрелов – стрелял из пушки сразу на поражение, однако не повезло – промахнулся.

И в силу того же убеждения в отсутствии безусловных моральных ограничений на насилие (то есть по причине моральной тупости) Андропов и компания совершенно серьезно полагали, что КАЛ 007 «выполнял шпионскую миссию»4. За границей это остро почувствовали в ходе пресс-конференции, устроенной советскими министерствами обороны и иностранных дел 9 сентября. Потрясенный президент Южной Кореи Чон Ду Хван выразил тогда общее впечатление словами: «Никто в мире, кроме советских властей, не поверит, что 70-летнему старику или четырехлетнему ребенку позволили бы лететь на гражданском самолете, задачей которого было  нарушение  советского  воздушного  пространства  в  шпионских  целях».


1.  1 марта 1983 года был введен в действие Закон СССР «О государственной границе…», статья 36 которого гласила «Войска противовоздушной обороны, осуществляя охрану государственной границы СССР в случаях, когда прекращение нарушения или задержание нарушителей не может быть осуществлено другими средствами, применяют оружие и боевую технику». Понятие «нарушитель» не уточнялось, но внутри страны оно толковалось как любой самолет, включая гражданский, и такое толкование никаких вопросов у советских граждан не вызывало.

2.  5 сентября 1983 года Р.Рейган подписал Директиву по национальной безопасности NSDD – 102 «Ответ США на уничтожением Советским Союзом авиалайнера KAL» в которой отмечалось, что это «нападение в очередной раз подчеркивает отказ СССР подчиняться нормальным стандартам цивилизованного поведения, таким образом подтверждая, что наша текущая политика должна основываться на реализме и силе».

3.  Кстати, стоит отметить, что у участников нападения на Хиросиму никакого риска ошибки не было вообще, у них был сознательный выбор принять участие в операции, которая повлечет за собой капитуляцию противника и, как следствие, сохранит жизнь сотням тысяч американцев. Ответственность они имели полное моральное право возлагать на японцев, которые напали на их страну и уже погубили более ста тысяч их соотечественников.

4.  В Кремле тогда было «железное» основание не сомневаться в использовании пассажирского самолета для разведки. Как раз в ту ночь должно было состояться испытание межконтинентальной баллистической ракеты, запрещенное международным договором (по американской классификации – ракета SS-25).



3. «Никто  в  мире,  кроме  советских...»

18 июля Путин приложился к мощам преподобного Сергия Радонежского

   Действительно, Андропов и вся возглавляемая им властная элита (включая Путина среди прочих офицеров КГБ) не сомневались: любая деятельность, в том числе и разведывательная, успешна ровно в той мере, в какой она целесообразна, а разговоры о моральных ограничениях – лицемерие, хотя и полезное (один из факторов успеха). Иными словами, с кремлевской колокольни всё казалось объективно позволенным. Прав был Чон Ду Хван и в своем указании на контраст умонастроения властной элиты СССР с общепринятыми понятиями. Оно диким выглядело в межгосударственных отношениях мирного времени.

А поскольку это умонастроение было обусловлено советской ментальностью и, стало быть, отличало от большей части остального мира не только Андропова и его аппарат, но и весь управляемый тем аппаратом социум, при желании добраться до корней зла неизбежно, сам возникает вопрос: откуда же социум с такой уникальной ментальностью взялся, как мог он сложиться?

На первый взгляд представляется естественной попытка объяснить происхождение советской ментальности воздействием марксистско-ленинской (коммунистической) идеологии, ибо Союз ССР был тоталитарным государством, внедрение в умы всего населения одной – единственно научной – идеологии входило в круг его функций. Советские люди обязаны были мыслить «правильно», и, что важно иметь в виду, в значительной мере идеал был достигнут. На то указывает официальная тогда и принятая страной оценка инакомыслия в качестве симптома психического расстройства.

О степени воздействия идеологии на глубинный уровень сознания можно судить по самому Андропову. И судить особенно обоснованно. Этот человек писал лирические стихи! да к тому же еще изливая душу до дна, – раскрывал экзистенциальную тему. Известный образец его творчества – своего рода сонет «Да, все мы смертны…». Вот первые строки (подлинные, без литературной обработки, которой отмечено большинство размещенных в Интернете вариантов этого стихотворения):
Да, все мы смертны, хоть не по нутру
Мне эта истина, страшней которой нету.
Но в час положенный и я, как все, умру,
И память обо мне сотрет святая Лета.

Мы бренны в этом мире под луной:
Жизнь - только миг (и точка с запятой);


По своему смыслу стихотворение ортодоксально: вторит каноническому тексту – Введению к «Диалектике природы» Энгельса. Так же, как у Энгельса, в нем выражена натуралистическая установка сознания, причем с несомненной искренностью, то бишь о наивности установки автор не догадывался. Он слепо веровал, что мир, существующий вне его сознания, полностью описывается и воображается тем же сознанием, причем – принципиальный момент! – точно так же, как любая созданная человеком конструкция (дискурсивно). И, ничтоже сумняшеся, создавал поэтический образ «мира без самого себя»:
Жизнь – только миг; небытие – навеки.
КрутИтся во вселенной шар земной,
Живут и исчезают человеки.


Такого рода философия не только наивна – она этически ущербна: приняв ее, приходится отказаться от абсолютных моральных ценностей или, что то же самое, от системы ценностей с истиной во главе. То есть добро и зло становятся относительными, а наивысшей ценностью оказывается выгода, чья-то польза (например, польза для пролетарской революции, о коей упорно твердил Ленин, или польза для «нашего» государства у Андропова). Как следствие, всё позволено (вопрос лишь в том, целесообразно или нет).

В странах Запада философия, элиминирующая абсолютную мораль, никогда не овладевала коллективным сознанием, то есть не подчиняла его себе целиком, на всех уровнях, вплоть до ментальности. Близкая ситуация сложилась только однажды – в Германии 1930-х годов, но – не более чем близкая: ментальность немцев осталась нормальной. На то указывает легкость их возвращения к «стандартам цивилизованного поведения», ибо возвращение состоялось вместе с освобождением от нацистской идеологии, а освободилось от нее уже то поколение, в умах которого она восторжествовала.

На российском пространстве после краха коммунизма ментальность не изменилась, то есть население как было советским по своей духовной культуре, так им и осталось. Кстати, одним из четких указаний на прежнюю ментальность является демонстрация перехода страны от идеологии, идентичной по своей сути научному атеизму, к «православию». Такой духовный разворот, тем более в одночасье, психологически невозможен. Поэтому упорная демонстрация всеми высшими федеральными чиновниками приверженности «вере предков» (их стояния на литургиях да лобызания икон) нельзя объяснить ничем, кроме сохранения ментальности, в которой истина де-факто моральной ценностью не является и даже может быть (как признался Андропов) «страшна».

Советские люди всегда жили с понятием «страшная истина», а ценили – забвение (недаром у Адропова Лета «святая»). На практике это выражалось в том, что они искренне, не кривя душой славили публично и поносили в узком кругу одни и те же вещи. Точно так же живет Путин. На другой день после расстрела амстердамского «Боинга» он продемонстрировал приверженность христианству: посетил Троице-Сергиеву лавру, публично, на видеокамеру помолился над мощами преподобного Сергия Радонежского («собирателя земли русской»). И сделал политический жест – призвал патриарха содействовать мирному урегулированию на Украине. По убеждению совка, всё логично, ибо никакого отношения к посещению храма не имеет та картина «мира без самого себя», от которой ему (тоскующему по СССР, а тем паче воспитаннику КПСС и КГБ) никогда до самой смерти не уйти:
КрутИтся во вселенной шар земной,
Живут и исчезают человеки.


Как следствие невдомек, что с этой картиной в уме всё позволено (на триста «человеков» исчезло больше, на триста меньше – какая разница?!).

А коль скоро ментальность после краха идеологии не изменилась, то была ли она результатом внедрения идеологии в сознание людей?

Безусловно, нет. Ведь усваивать марксизм могли лишь образованные люди, а общая масса населения российской империи более чем наполовину не имела даже начального образования. Кроме того, образованных было не только слишком мало (вплоть до конца 50-х годов), – как раз в их среде изначально формировалось сопротивление. Интеллигенция считалась врагом. Опору большевики находили даже не в рабочем классе, а в подлинном пролетариате – в черни, людях социального дна.

Что же остается?

Единственно возможное объяснение происхождения советской ментальности – ресентимент. Все обитатели дна – ресентиментные субъекты. Это – факт. В философские тонкости они, конечно, не вникают, но отцу-основателю советского государства вполне достаточно было их зависти к имущим, ненависти к культуре да жажды мести за свое ничтожество. Вечные вожделения подонков в точности совпадают с целями революционеров-марксистов:
Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был ничем, тот станет всем.


В заключение несколько слов о событиях происходивших на месте падения амстердамского «Боинга». Они – достаточно отчетливая иллюстрация сделанного вывода.




4. Вот  оно:  цивилизация  обратила  внимание  на  подонков!

Прибыли наблюдатели миссии ОБСЕ во главе с Александром Хагом

   Миссия ОБСЕ предпринимала попытки проехать к месту падения «Боинга» с 18 июля. Однако по понятным причинам европейским наблюдателям мешали. Автомобили останавливались на шоссе людьми в камуфляже, которые заявляли прибывшим: «Мы – ваша вооруженная охрана» и ограничивали возможности осмотра. В первый день миссию остановили на границе зоны разброса обломков, во второй позволили в нее углубиться до деревни Грабово, не разрешая сходить с шоссе, и только 20 июля наблюдатели смогли, наконец, получить некоторое общее представление о зоне разброса (15 км. в диаметре) и состоянии рассеянной по ней материи погибшего авиалайнера.

Так вот, названные люди в камуфляже весьма красноречиво выглядели. Не приходится сомневаться: Бородай («премьер Народной республики») не имел возможности произвести благоприятное впечатление на Европу – гвардейцев поприличнее не нашлось.

Выступление перед наблюдателями миссии ОБСЕ

Особенно симптоматичен на приведенном фото субъект с детской игрушкой в руке. Это официальный представитель «республики», руководивший постановкой помех на пути миссии ОБСЕ (в табличке, висящей у него на груди, указано: «Илья Карло, сотрудник генеральной прокуратуры ДНР»). С первого дня он встречал на шоссе западных наблюдателей и диктовал им условия. Так что в европейской прессе о его манерах кое-что известно. В частности (свидетельство Дженнифер МакЛорен), Карло позволял себе угрожать оружием и стрелять в воздух над ее головой. Смотрим крупным планом.

Илья Карло

Действительно, верится без труда, что такой «герой» способен испытывать удовольствие, наводя ствол на женщину. Кроме того, людям, пожившим в России, легко узнать в нем тип «непросыхающего» выпивохи-дебошира, что в точности соответствует подозрениям членов миссии о состояния их непрошенных «охранников». Субъекты этого типа, кстати, плохо владеют речью: каждый из них теряется, когда нужно сказать что-то на публику «без бумажки», будучи трезвым. На фото же как раз запечатлен момент обличительной речи, причем с эффектным концом. Эта обезьяна, не выпуская из левой руки автомат и сигарету, сняла фуражку и перекрестилась. Православная! Адрес видео, где сцену можно посмотреть: http://www.youtube.com/watch?v=xLdRBaL4-wU

Карло говорит по-русски, но из этого нельзя сделать вывод, что он приехал из Федерации. Донбасс неслучайно повелся на идейку о выделении Новороссии. Как раз там наипаче высок процент не просто русскоязычного населения, а именно того, на которое Путин рассчитывал – совкового. Причина историческая. В 70-х годах XIX века Донбасс стал одним из тех мест, где собирались отбросы российского общества, потому что жить там можно было, не имея паспорта и ничего не умея делать (углекопами на шахты брали всех). Понятно, почему еще большевики нашли себе в этом пролетарском питомнике опору для завоевания Украины. Так что история продолжается.

К вечеру 19 июля наблюдателям ОБСЕ из сообщений журналистов, родственников погибших пассажиров и из социальных сетей стало известно, что на территории, куда их не допускают, уже двое суток орудуют мародеры, причем растаскивание личных вещей и боевиками, и местными жителями приобрело массовый размах, а Бородай мер для охраны территории не принимает; очень похоже, что усилия его направлены на уничтожением улик. В последующие дни тревожные сообщения подтверждались, в частности и самими наблюдателями, которые обнаруживали следы мародерства и замечали перемещение и даже исчезновение крупных обломков. Особенно впечатляло, что «охранники» носили детали от самолета в карманах и открыто их показывали, считая своими трофеями.

Общая картина такова. Деньги в бумажниках да кошельках, драгоценности, золотые вещи (включая обручальные кольца), кредитные карточки и мобильные телефоны извлекались в первые же часы вооруженными людьми, приезжавшими специально из Шахтерска и Тореза. Затем местное население растаскивало одежду и обувь. Благодаря совместным усилиям боевиков, шахтеров и прочих предприимчивых людей исчезла большая часть багажа. Далее народ принялся собирать алюминиевые обломки самолета. Их сдавали в пункты приема металлолома.

А бортовые самописцы? Когда люди «премьер-министра» Бородая нашли их, неизвестно. Наверняка не позже утра 18 июля (газета «КП» сообщала, ссылаясь на ополченцев, что «ящики» были найдены 17-го). Однако же переданы малазийской стороне они были только вечером 21-го. И, видимо, по той же причине (опасаясь выпустить из рук улики против себя) главари ДНР оттягивали репатриацию тел. Первый самолет с гробами убитых пассажиров рейса MH17 приземлился в Амстердаме 23 июля.

Правительство Нидерландов попало в зело затруднительное положение, поскольку оказалось неготовым к такому развитию событий. Никто не ожидал столкнуться с очагом варварства на территории Восточной Европы. По мере того как шли дни и становилось ясно, что происходит на месте падения самолета, общество всё настойчиво требовало репатриации тел погибших, возвращения личных вещей и расследования катастрофы. А что правительство могло сделать?

Где-то после 23 июля стал обсуждаться план высадки в районе Тореза нескольких батальонов коммандос Нидерландов и Австралии. Поговаривали, между прочим, о захвате главаря донецких бандформирований Гиркина. Видимо, Киев и руководство НАТО не дали согласия на операцию, поскольку она явно запоздала. Проводить ее надо было сразу, 18-19 июля. После 23-го уже мало что можно было изменить к лучшему, тогда как Москва могла расценить удар по подконтрольной ей территории как агрессию против себя.

Ведь что он представляет-то собой, этот Донбасс, как не вершину айсберга?

Так во второй половине июля 2014 года цивилизованный мир узнал, с кем имеет дело на российском пространстве. Враз обнаружились явные признаки ментальности, предполагать которую априори было трудно. Наиболее отчетливые указания, естественно, сохраняют для истории доклады заместителя главы миссии ОБСЕ в Украине Александра Хага, человека, осмотревшего место падения. Он видел: никого не волновали не убранные до конца, вопреки заверениям сепаратистов, останки погибших и выпотрошенные мародерами чемоданы. Рядом с ними расставлялись плакаты с требованием «прекратить геноцид» в Донбассе, наблюдателям заявляли о необходимости расследовать не гибель авиалайнера, а действия правительства Украины, звучали фразы о «чудовищных злодеяниях Запада».

В европейской прессе всё названо своими именами… Между прочим, один блогер, знающий голландский язык (смотреть здесь), приводит у себя видео с места общения миссии с бандой Ильи Карло и констатирует употребление там в комментариях слова «подонки». Не менее убедительны и фотографии. Вот эта, например (на заднем плане – только что пережившая неприятную минуту Дженнифер МакЛорен).

19 июля

А особенно вот эта. Разве не ясно, кого видит перед собой Александр Хаг?

Шоссе близ Грабово

На следующий день (20 июля) крупнейшая в Германии газета вышла с прозрачным намеком на первой странице:

Точный перевод заголовка: Путин виновен в этих смертях?



Разработано LiveJournal.com