?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Если  феноменология  непонятна,  то  почему  это  происходит

Никодим

Быть или не быть

Если  феноменология  непонятна,  то  почему  это  происходит

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Я сознаю мир...

«Я сознаю мир, бесконечно распростершийся в пространстве, бесконечно становящийся и ставший во времени. Я его сознаю, непосредственно наглядно нахожу его…»

Читать дальше )



  • Государство. Платон.

    Дело в том, что за всю историю человечества вплоть до начала ХХ века идейную ситуацию, возникающую с выключением естественной установки, никто из философов не описывал (почти никто о ней даже не догадывался).

    7 книга Государства, миф о пещере.
    • Re: Государство. Платон.

      Мнение, высказанное Вами, столь же наивно, сколь и старо. Ничего общего с теориями Платона феноменология Гуссерля не имеет. Обратите внимание, что в мифе о пещере речь идет о тенях, то есть образах. Миф сформулирован в традиционной гносеологической парадигме – парадигме отображения. А Гуссерль создал принципиально новую – парадигму интенциональности.
      • Re: Государство. Платон.

        пещера - это культура, естественная =культурная установка... Платон описывает ситуацию "выключения естественной установки" как выход из нее... у Гуссерля выключение, у Платона выход за скобки пещеры...

        В мифе о пещере речь идет о тенях тех вещей, которые носят за спиной сидящих перед стеной пещеры и которые освещаются светом огня внутри пещеры, и о вещах находящихся вне пещеры под солнцем. Назад к каким вещам призывал Гуссерль?

        «17.9.1971. ...Гуссерлевский интенциональный акт восходит к Средним векам. Это акт, каким данный предмет выделяется из неразличимой массы. Интенция предполагает направленность. Память означает уже приниженное, ослабленное внимание к предмету.

        9.2.1972. ...Шопенгауэр и Ницше, с них начинается двурефлексивность. Ты наслаждаешься эстетическими формами, но не элементарно; хотя бы ты и держался тех же классических канонов, но в твоей рефлексии есть уже только переживание самого переживания.

        Intentio prima, термин средневековой философии, есть фиксация чисто мыслительного объекта, когда нельзя сказать, есть он или его нет. Intentio secunda предполагает уже направленность на реальный объект. Интенциональный акт в первом случае – он именно иррелевантен, в смысле Гуссерля». Лосев Бибихину.

        Феноменологические диалоги Платона:

        IL Вторая ступень, о п и с а т е л ь н о - ф е н о м е н о л о г и ч е с к а я : действительность смысла вне фактической действительности, эйдос как описательно и созерцательно данная целость («Ион»» «Алкивиад Первый», «Хармид», «Протагор», «Лахет», «Эвтифрон», «Гиппий Больший», «Лисий», «Гиппий Меньший», «Эвтидем»)

        Лосев ОАМС



        Edited at 2014-05-18 19:01 (UTC)
        • Re: Государство. Платон.

          Вы продолжаете не понимать. В мифе о пещере речь идет об отображении вещей на стену. Но у Гуссерля никакого отображения нет и в помине. У него предметы даны сознанию просто потому, что сознание обладает таким свойством, оно всегда о чем-то, оно интенционально. Ссылки на Лосева неубедительны. Во-первых, они не очень-то свидетельствуют в пользу высказанного Вами мнения (там еще надо разбираться), а во-вторых, Лосев не феноменолог. Читать надо самого Гуссерля.
          • Re: Государство. Платон.

            ==Вы продолжаете не понимать. В мифе о пещере речь идет об отображении вещей на стену.

            ==Вы просто в плену своей собственной естественной установки =своих предрассудков. Узники там вначале поворачивают голову =обращают внимание от теней к вещам за спиной, а затем, выйдя за скобки естественной установки, обращают взгляд =внимание =интенцию на само солнце, которое само есть внимание, внимание самого блага...

            Искусство обращения человека к созерцанию идей (эйдосов)

            – Как раз здесь и могло бы проявиться искусство обращения – каким образом всего легче и действеннее можно обратить человека: это вовсе не значит вложить в него способность видеть – она у него уже имеется, но неверно направлена, и он смотрит не туда, куда надо. Вот здесь-то и надо приложить силы.

            7 книга Государства

            способность видеть – она у него уже имеется, но неверно направлена

            направлена(!) – вот она "гуссерлевская" интенция за несколько тысяч лет до Гуссерля...

            ==Лосев не феноменолог

            Лосев диалектик, то есть владеет, мастерски владеет, а не теоретически знает, и феноменологическим, и трансцендентальным, и диалектическим, и аритмологическим методами. Гуссерль же просто теоретик феноменологического метода, причем, теоретик плохой...

            Кстати, в Сети уже много материала по сходству гуссерлевской феноменологии и исихазма...


            Edited at 2014-05-19 05:38 (UTC)
            • Вы просто в плену... своих предрассудков

              Объясняю еще раз, подробнее. Тени потому и являются образами, что за спиной узника-наблюдателя располагаются вещи (тени – образы вещей).
              Если же мы "выключим" естественную установку, то никаких образов уже не может быть в принципе, потому что вместе с установкой "выключено" и наше убеждение в том, что "объективный" мир отображается в душе наблюдателя. Тогда место образов занимают "сами вещи" или, иными словами, вещи-данные-нам-в-сознании, феномены. Вникните в суть! Это же значит, что нет окружающего человека, наблюдаемого им (объективного) мира.

              Таким образом, метафора пещеры применительно к ситуации "выключения" не работает. Она неотделима от представления о человеке, пребывающем в мире – в мире, где за спиной его светит солнце и располагаются освещенные им вещи.
              Если интерпретировать в качестве мира за спиной узника мир, на который направлено сознание, – трансцендентный, то можно, конечно, усмотреть рассуждениях Платона некий предметно-чувственный символ "выключения" естественной установки. Ну и что? Это ведь можно сделать только теперь, после того, как понятие естественной установки было описано Гуссерлем. Платон мыслил совсем на другом идейном поле, у него и трансцендентного мира в нашем понимании этого слова не было.

              Допускаю, что Лосева такая вот символическая трактовка феноменологии увлекала, но утверждать на этом основании, что она имеет хоть какой-нибудь вес по сравнению с работами Гуссерля, извините, полный абсурд. Да если бы Гуссерль не создал феноменологию, то – что Лосев знал бы о ней со всей своей диалектикой? Ему бы тогда и в голову не могло прийти изыскивать возможность намекнуть на нее в рамках философии Платона.

              Я угадываю, разумеется, что Вы придерживаетесь какого-то маргинального представления о феноменологии, но пропагандировать его советовал бы где-нибудь в другом месте. Что же касается параллели между феноменологией и исихазмом, то она ведь тоже не аргумент в Вашу пользу. Из того, что Палама и его предшественники знали о медитации, которая нами может быть описана как вариант феноменологической редукции, вовсе не следует, что они что-то знали о самой этой редукции. Древние исихасты (те из них, что были философами) мыслили в той же гносеологической парадигме, что и Платон.
              • Re: Вы просто в плену... своих предрассудков

                ==Я угадываю, разумеется, что Вы придерживаетесь какого-то маргинального представления о феноменологии, но пропагандировать его советовал бы где-нибудь в другом месте.

                Да не вопрос. Просто замечу, что выключение естественной установки как раз и предполагает выход из мэйнстрима =естественной установки на маргинальную сторону.

                Лосев, «Очерки античного символизма и мифологии»:

                «До того времени я, параллельно с изучением неоплатонизма, прошел еще одну стадию, быть может наибольше отразившуюся на моей работе о терминах είδος и ιδέα у Платона, помещенную в этом томе «Очерков» в качестве III главы. Это — изучение Гуссерля. К Гуссерлю я никогда не был близок, ни тогда, в 1915—1918 гг., ни, тем более, теперь. Описательность и нетеоретичность феноменологии всегда делала для меня этот метод только предварительным и далеким от окончательных целей философии. Но для изучения платонизма Гуссерль имел в моем сознании огромное значение. Именно под влиянием «Ideen» Гуссерля я стал изучать платоновское употребление терминов «эйдос» и «идея». Не страдая гуссерлианским гипнозом, я сразу же увидел на первых двух-трех десятках текстов с «эйдосом», что феноменологическое значение очень сильно, но что оно отнюдь не единственное.
                ...
                Второе понимание, вызванное учением об эйдосе у Гуссерля и расширенное собственными мифолого-символическими интуициями и замыслами (1917—1922), дало работу о терминах «эйдос» и «идея» у Платона (1921), с довольно ясными предчувствиями построений Наторпа и Флоренского. От этого понимания остается теперь все учение об описательно-феноменологической природе Идеи и не остается та гуссерлианская исключительность, которая никого и ничего не признает, кроме Гуссерля. Феноменология мыслится в дружеском союзе с прочими основными методами философии».





                Edited at 2014-05-19 10:19 (UTC)
                • Re: Вы просто в плену... своих предрассудков

                  За эту цитату из Лосева спасибо. Она дорисовывает в моих глазах его мировоззрение. Кстати, обратите внимание на точную характеристику: "описательность и нетеоретичность феноменологии". И сравните со своей: "Гуссерль же просто теоретик… причем теоретик плохой".

                  Ну а маргинальной стороной "выхода из мэйнстрима" Вы, значит, считаете традицию, продолжающуюся со времен Гуссерля в странах культурного авангарда? Ну-ну. Мне остается только поздравить Вас с такой "феноменологией".
Разработано LiveJournal.com