?

Log in

No account? Create an account

Никодим

«Я боюсь смерти, я хочу посмотреть, что это такое»

Никодим

Быть или не быть

«Я боюсь смерти, я хочу посмотреть, что это такое»

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Со святыми упокой...

Вчера окончательно прояснились обстоятельства трагического инцидента в школе на юго-восточной окраине Москвы в понедельник 3 февраля (вооруженный подросток застрелил учителя и «достал» двух ментов, из которых одного насмерть).

Стрелок Спектакль разыгран по сценарию, давно известному в США. Это очевидно. Тем не менее пресса демонстрирует полное непонимание происшедшего. Поведение подростка рационализируется. Предпринимаются наивные попытки объяснить убийство учителя местью ему за сниженную оценку в журнале успеваемости (мол, приключился нервный срыв на почве разжигаемого родителями азарта в гонке за «успехом в жизни»). И это несмотря на то, что подросток пришел в школу с двумя винтовками и сотней патронов, что он захватил заложников и сам начал стрелять по ментам, а главное, открыто – словами! – выражал свое душевное состояние. Его слова выложены в Рунете свидетелями.

Фраза «Я боюсь смерти, я хочу посмотреть, что это такое» была произнесена перед всем взятым в заложники классом сразу после убийства учителя. А затем так же публично, в истерике, порой со слезами на глазах произносились речи о желании умереть, «узнать, что в конце». Отчасти это звучало и в переговорах по телефону с родителями. Заложники слышали – и им было совершенно ясно: парень ожидает стрельбу по себе «снайперов» и сдаваться не желает, чтобы не потерять шанс умереть.

Налицо, таким образом, типичный случай обострения экзистенциальной фрустрации. Кстати, подростку 15 лет: самый опасный возраст. Такого рода вспышки агрессивности в наше время случаются у миллионов молодых людей ежедневно и легко приводят к убийствам, если в руках у них оказывается оружие. Именно по этой причине сценарий «школьный расстрел» и сложился в США – там, где доступ к оружию более чем слабо ограничен.

Симптоматично, что некоторые СМИ проявляют непонимание происшедшего и в этом пункте: факт большого числа «школьных расстрелов» в США используется в духе советской пропаганды – для попыток доказательства здоровья «нашего» общества в противоположность чужому. Не учитывается много более весомый факт – уровень смертности от убийств в США более чем втрое ниже, чем в РФ. Иными словами, вся беда в свободной продаже оружия. А способен ли кто-нибудь себе представить, что бы произошло в РФ, если бы в ней (в стране, где о легальном владении нарезным оружием могут мечтать почти лишь только одни офицеры спецслужб) вдруг была допущена такая свобода?

Вряд ли кто-нибудь в силах вообразить такое. Но школы просто перестали бы работать. Это точно.

Школа 263 в Отрадном

Дело в том, что безо всяких ограничений оружие приобреталось в России XIX в. (убедиться легче всего, читая романы Достоевского). И правительство это обстоятельство нисколько не заботило вплоть до 1905 года. Необходимость запретов на ношение стволов в кармане явилась следствием крутого роста агрессивности в обществе, начавшегося сразу вслед за широким распространением атеизма. И отношение следования тут неслучайно: не что иное, как атеизм, представляет собой почву для экзистенциальной фрустрации. Поэтому, если учесть, что США на сегодняшний день – одна из наименее охваченных атеизмом стран Запада, в катастрофе, ожидающей РФ с вооруженным населением сомневаться не приходится.

Любопытно, что тема показного, лицемерного православия в созданном советской властью «обществе массового атеизма» нашла отчетливое отражение в выступлении доморощенного «школьного стрелка». И об этом обязательно надо сказать.

Имя «стрелка» – Сергей Гордеев. Он внук по матери чекистского генерала и сын офицера ФСБ Виктора Гордеева, сотрудника строго засекреченного объекта гэбни (НИИ «Эфир»). И вот этот самый Сергей с винтовкой, направленной в лица заложников, рассказывал, что вырос в «православной семье» (!), что его с детства учили верить в Бога и посмертие в аду или раю. Но ему как-то не очень верится… А затем, когда в телефоном разговоре с матерью этот достойный отпрыск мотивировал свое поведение желанием «узнать, что в конце», мать во всеуслышанье пустилась заверять его, что «после смерти ничего нет».

Поразительно! Если бы выступление Сергея Гордеева (во всей своей полноте, включая и стрельбу, и речи перед заложниками) не имело места в действительности, а было описано в каком-нибудь современном романе, автора обвинили бы в плагиате. Критика в один голос утверждала бы, что это – достоевщина в самом худшем смысле слова, что автор обыгрывает тему рассказов известного всем убийцы двух человек о своей вере в Новый Иерусалим.

И беру на себя смелость предположить: разоблачение лицемерия будет продолжено. «Православная семья» сумеет избавить отпрыска от наказания. Дело возбуждено по статьям 206 УК «захват заложников», 105 УК «убийство», 317 УК «посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов». За эти особо тяжкие преступления обычному подростку грозят 10 лет заключения в воспитательной колонии. Сергей же, думается мне, вряд ли отсидит более одного года, и не в колонии, а в психушке. После чего – в тумане скроется (за границей, на «проклятом Западе»).

Мать и отец Сергея




Разработано LiveJournal.com