?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Надежды  на  прекращение  произвола  наивны

Никодим

Быть или не быть

Надежды  на  прекращение  произвола  наивны

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Надежды наивны

Одной из возможностей снизить уровень смертности от самоубийств, которой располагает государство в РФ, является прекращение практики изъятия детей у малоимущих семей. Практика, увы, имеет место, бытийствует. Она столь же несомненна в фактическом плане, сколь и неуловима в юридическом. Органы опеки, суды, детские омбудсмены и депутаты ГД отрицают ее, признавая лишь отдельные «ошибки». Отрицают, естественно, на формальном основании, но, чтобы изъятие детей продолжалось, этого вполне достаточно.

И вот на днях прошла информация, что прокоммунистическая общественная организация Всероссийское родительское сопротивление (ВРС) добилась рассмотрения в ГД вопроса о внесении в УК поправки с целью наказания представителей органов опеки и полиции за «незаконное» изъятие детей из семьи. Информация прошла тихо, незаметно. О ней мало кто знает. Правдива ли она?

В принципе это возможная вещь. Однако важно иметь в виду: если столь острый вопрос ГД и рассмотрит, то результат рассмотрения будет определяться интересами государства, а не родителей, обеспокоенных сохранением своих семей. Практика изъятия детей у малоимущих сложилась неслучайно: судя по всему, она представляется в верхах постсоветского режима средством стабилизации.

Зачем  надо  изымать?

Чтобы понять это, необходимо вспомнить некоторые широко освещавшиеся в свое время факты, начиная с реформ Ельцина – Гайдара. Результатом реформ было резкое падение уровня жизни большинства населения, а как следствие – нищета в наименее обеспеченных слоях общества и, значит, безнадзорность огромного количества детей. Число детей, которых родители не могли обеспечить надлежащим уходом, в 90-е годы возросло, видимо, в десятки раз и исчислялось миллионами. Правительство получало сведения о них по каналам МВД вместе с прогнозами катастрофического роста на этой почве уровня преступности (в первую очередь разбоев и грабежей). Так что в правящих кругах затлела тревога, складывалось представление о растущей детской безнадзорности как «угрозе национальной безопасности России», рождалась мысль о радикальном средстве «спасения».

Первым шагом к «спасению» стал закон 1998 года «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». В нем было введено новое понятие – «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации» и отмечено, что к оным относятся дети, проживающие в малоимущих семьях. Оставалось убедить общество в целесообразности своего рода контроля рождаемости в этих семьях.

Попытка была начата вскоре после чекистского переворота – в 2002 году: государственные деятели вдруг пустились выступать с устрашающими заявлениями о заполоняющих страну несметных полчищах «беспризорников». Сейчас те заявления истолковываются как нечаянная путаница в терминологии («беспризорники» вместо «безнадзорные дети»), но можно ли этому поверить, если заявления делали ответственные должностные лица. Вот слова министра ВД – Б. Грызлова: «В России сейчас насчитывается 2 миллиона беспризорных детей, которые, повзрослев, будут терроризировать страну». Не менее устрашающие сведения выдал в том же году генеральный прокурор В. Устинов (700 тысяч беспризорников по официальным сведениям и не менее чем втрое больше фактически).

Страна, видимо, реагировала на это намеки слишком вяло, потому что к радикальным мерам правительство не переходило, а устрашающие заявления продолжались еще ряд лет. В 2005 году очередной министр ВД – Р. Нургалиев – заявил, что Россия переживает «третью волну беспризорности».

«Счастливая» идея

А потом все разговоры о беспризорных детях в СМИ внезапно прекратились. Почему? Никаких сведений пока нет. Точно известно одно: страшилка о «волне беспризорности» была забыта правительством аккурат в канун того года (2008-го), когда был принят закон «Об опеке и попечительстве» вкупе с 22-й главой Семейного кодекса РФ, – тем самым документом, который предусматривает изъятие из семей детей, «находящихся в трудной жизненной ситуации». Эти дети определяются там как оставшиеся без попечения родителей, а потому подлежащие размещению в специальных учреждениях (в порядке обеспечения их прав в соответствии со статьей 20-й Конвенции о правах ребенка). Функцию спасения «находящихся в трудной жизненной ситуации» государство возложило на органы опеки, оформив ее в качестве элемента создаваемой с 1995 года ювенальной юстиции.

Кто принял решение ввести практику изъятия детей в малоимущих семьях под прикрытием ювенальной юстиции выяснится на грядущем Суде. Пока стоит обратить внимание на тот факт, что идея такого прикрытия – большая удача для режима: она позволяет ему не только укрепиться в условиях беспросветной бедности не менее половины населения, но и отводить недовольство изъятием детей на своего стратегического противника. Ибо утверждается – и не без оснований! – что ювенальная юстиция вводится под давлением Евросоюза.

Для отведения от себя недовольства Кремль использует инциденты с проживающими в Европе выходцами из РФ, у которых часто возникают проблемы с местными властями по причине неспособности обеспечить своим детям уход по нормам цивилизованного общества. В таких инцидентах на сторону нерадивых родителей встают высшие лица государства, включая президента, и разыгрывается спектакль защиты прав российских граждан от узаконенной якобы в странах Запада практики изъятия детей.

Никакого смысла, кроме дезинформации своего населения, такие спектакли заведомо не имеют. В Европе всем понятно, что не только изъятие детей из семьи, но и вообще какое бы то ни было вмешательство государства в частную жизнь законопослушных граждан с демократией несовместимо. На веру обвинения принимаются в РФ, где люди приучены отождествлять страну с государством и признавать право «вождей» формулировать законы, причем любые, допускающие лишение граждан всего, вплоть до родительских прав.

А к этим официальным заявлениям надо еще прибавить шум, поднимаемый коммунистами и «патриотическими» СМИ. Те ведь уже напрямую отождествляют меры органов местного самоуправления на Западе, направленные на защиту детей от издевательств родителей, с ювенальной юстицией. Да вдобавок еще распространяют «сведения» о заговоре коварных империалистов-русофобов. Типичный пример: «миллиардер Джордж Сорос под предлогом защиты прав детей в России выделил на проект по изъятию ребятишек из малоимущих семей $1 млрд.»

Шансы  ВРС  близки  к  нулю

Малоимущие семьи в РФ (до 60% населения) – это контингент, абсолютно неспособный сопротивляться пропаганде и уж тем более неспособный к самоорганизации для борьбы за свои права. По данным ВРС ничего общего не имеют с защитой детей более 90% случаев лишения родительских прав, а это на сегодняшний день уже более ста тысяч семей. И тем не менее сколько-нибудь значительного сопротивления нет. Одна лишь писанина (самые смелые позволяют себе обращаться к журналистам), да еще иногда, кое-где – жалкие пикеты на улицах. У людей отбирают детей – а они терпят! Если, конечно, не считать роста числа суицидов.

На этой же воспитанной советской властью рабской покорности зиждется и «железный» способ защиты режима от любых обвинений. Попробуйте, скажите какому-нибудь детскому омбудсмену, что в малоимущих семьях изымают детей. Он ответит: ложь. И объяснит: если малоимущая семья заботится о своих детях, она упредит интерес к себе органов опеки – обратится за материальной помощью к местным органам власти (у них для этой цели фонд есть).

Разумеется, любой омбудсмен не с луны свалился. Он сам в РФ живет, – знает, что если названный фонд и есть, то он успешно разворовывается, а потому малоимущая семья, обратившись за помощью, лишь увеличивает для себя риск лишится детей по факту отсутствия масла в холодильнике. Но это знание – оно ведь никакой роли не играет. Важно другое: пытаться разоблачать власть в условиях всеобщей рабской покорности не имеет смысла.

Путинский режим, таким образом, выдавая свой административный произвол за ювенальную юстицию, играет наверняка. Медленно, но неуклонно проводится нужная ему для собственной стабилизации профилактика преступности путем размещения в детских домах наиболее «неблагонадежных» и давления на малоимущих в направлении ограничения рождаемости. Кроме того, понятно, огромную ценность имеет для правящей хунты возможность обходить конституционные ограничения на вмешательство в личную жизнь граждан и дополнительный рычаг воздействия на тех немногих, кто оказывает сопротивление.

Так может ли быть инициатива ВРС воплощена хоть в какие-то реальные поправки к УК? Вряд ли. Скорей всего, ее ждет та же участь, что и прошлогоднюю инициативу «Справедливой России» (предложение ввести поправки к статье о доведении до самоубийства – с целью ограничить раж банкиров и коллекторов в преследовании людей, неспособных расплатиться с долгами). Предложение будет обсуждаться. Обсуждаться настолько долго, насколько это необходимо, чтобы все или почти все утратили к нему интерес.

ДИКТАТУРА ЗАКОНА


Разработано LiveJournal.com