?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Недоступная  рассудку  сущность

Никодим

Быть или не быть

Недоступная  рассудку  сущность

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



«...мы изменимся»

   Для сущностей «быть мыслимыми или выраженными – случайные обстоятельства», не всякая сущность выражена в естественных языках или хотя бы принципиально доступна для человека – вследствие «ограниченности человеческих познавательных сил» (Гуссерль Э. Логические исследования. Т. 2. I, § 35). И уж тем более не всякая сущность доступна рассудку, то есть мыслима дискурсивно. Замечательно убедительный пример интуитивно постигаемой сущности – изменение, взятое во всей полноте доступного нам понимания (в сущности).

Изменение не мыслится дискурсивно: возникают противоречия. Именно поэтому следствием веры в дискурсивную познаваемость всего является отрицание изменений. Классический пример такого отрицания представляет собой уже философия Парменида, в первую очередь отрицание механического движения Зеноном. Вполне аналогичное явление – детерминизм классической физики, ибо отрицание стохастических процессов в физическом мире есть то же самое отрицание изменения (детерминированное движение – это, в сущности, движение без изменения).

На фоне этих простых примеров стоит обратить внимание на вариант изменения, описанный библейскими пророками, – на воскресение (или, точнее, обретение человеком вечной жизни, бессмертия). Представление о таком изменении формировалось с последней трети VII века до х. э. (первое упоминание у Исайи [26:19]), причем процесс почти сразу вызвал к жизни идею обновления мира и далее шел в неразрывной связи с ним (ключевые слова «Я творю новое небо и новую землю» были произнесены в V в. до х. э. Третьеисайей [65:17]). Закончилось формирование в I в., когда мысль о бессмертии была осознана в качестве изменения, причем изменения уже и самого человека. Отчетливое указание на то – фраза апостола Павла:  «Не все мы умрем, но все изменимся» (1Кор. 15:51).

Вера во всеобщую дискурсивную познаваемость влечет за собой отрицание представления о воскресении, причем не только потому, что оно само, как и любое изменение, не мыслится дискурсивно. Играют роль еще два обстоятельства. Во-первых, бессмертие в дискурсивном мышлении невообразимо по причине очевидной неизбежности несчастных случаев и старения. А как следствие, сказывается неотделимая от пребывания в естественной установке иллюзия бесконечно продолжающегося будущего. Поскольку она привычна и банальна, не вызывает никакого энтузиазма, человек в тех случаях, когда ему удается уходить от ощущения своей смерти, легко склоняется к оценке бессмертия в качестве «скучного вымысла» (выражение Энгельса, 1886 г.).

Однако, уходить от мучительного ощущения удается не всегда. Поэтому вера во всеобщую «научную» познаваемость неизбежно выводит массу своих адептов на проект технического бессмертия (разрабатывается с 70-х годов XIX в.). Отказываясь от абсолютного бессмертия (несчастные случаи исключить нельзя), они надеются «практически» свести на нет старение, отодвинуть смерть настолько далеко, чтобы она уже о себе не напоминала. В сравнении с воскресением проект, разумеется, не впечатляет: это даже не эрзац, а жалкая подмена, в которой можно усмотреть и пародию. Но – вот что примечательно! – с тех пор как проект технического бессмертие прочно вошел в жизнь, те верующие, что благополучно уходят от сознания своей смертности, идут дальше в своем отрицании: место рассуждений о «скучном вымысле личного бессмертия» занимают попытки доказательства невозможности бессмертия вообще.

Основанием для выводов, разумеется, служит сам реализованный проект, то есть обычная, известная нам жизнь, но без возможности придать ей смысл намерением достичь какую-то цель, прежде чем наступит событие, которое постигает всех вокруг, – смерть тела. Вывод же сводится к тому, что жизнь, лишенная названного смысла, неизбежно кончится смертью тела, потому что в стремлении к переживанию всё более сильных удовольствий люди умрут от передозировки наркотиков или убьют себя от отчаяния ввиду исчерпания возможностей мозга к восприятию новой информации.

Таким образом, из тезиса о конечности известной доселе человеческой жизни (той которая осмысливается только желанием чего-то успеть до смерти тела и неотделима от достижения обусловленных им же, телом, удовольствий) делается вывод о невозможности бесконечного продолжения этой самой жизни. Логическая ошибка (круг) тут, казалось бы, бьет в глаза, но авторы такого рода «доказательств» ее не видят. И это понятно, учитывая их безотчетную веру, ибо если всё бытие дискурсивно познаваемо, то изменение исключено, а потому вывод они делают о невозможности бессмертия вообще.

Великолепный образчик такого строго дискурсивного – машинного – мышления демонстрирует пользователь ЖЖ под ником alexander-xom. С редкой педантичностью перечисляя аргументы против технического бессмертия, он делает вывод о невозможности (цитирую ответ на первый коммент) «вечной жизни, о которой обещано в библии».




Разработано LiveJournal.com