?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Впереди  крутой  поворот

Никодим

Быть или не быть

Впереди  крутой  поворот

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть





(читать в оптимальном формате)

Четвертый день нового года: в Интернете проходят первые сообщения о продолжающемся, естественно, как ни в чем не бывало, потоке самоубийств. Наиболее обстоятельно на текущий момент освещены два инцидента. Один в отделе полиции города Лобня Московской области (там застрелилась сразу после выхода на службу утром 2 января участковый уполномоченный – женщина двадцати шести лет). А другой – в празднично украшенном детском парке города Данилова Ярославской области. Там повесилась пятнадцатилетняя девочка…

Впечатляет она, эта безучастная непрерывность, на фоне гирлянд, под взрывы петард, – в праздник обновления и надежды. Возникает чувство обреченности, беспокоит вопрос: а есть ли хоть какой-нибудь признак грядущего изменения обстановки?

Есть. Он обозначился еще в начале 2012 года. Тогда обсуждался с особым шумом (ажиотаж в сми) вопрос о детских суицидах. И главный специалист страны, психотерапевт Борис Положий опубликовал статью, представляющую собой краткий отчет о проделанной работе и перечень целесообразных мероприятий. В ней у него в завуалированной форме было дано объяснение скандального лидерства РФ по самоубийствам детей, а попутно и по уровню смертности от самоубийств вообще. Объяснение, в значительной мере снимающее ответственность как с психотерапевтов, так и с правительства.

Положий старательно наводит на мысль, что РФ своими чрезмерно высокими в сравнении с мировым уровем значениями смертности от суицидов обязана восточным регионам, в первую очередь Сибири. А в неблагополучной суицидальной ситуации в Сибири никто не виноват – она обусловлена историей минувших тысячелетий. Там среди неславянского населения до сих пор распространены языческие представления о «жизни после смерти в новом качестве», там, мол, «дети «напитываются» такими представлениями и становятся группой риска суицидального поведения».

К тому же выводу Положий тогда вполне откровенно подтолкнул широкую публику (в интервью «Московским новостям»). Он калмыков, бурят и малые народы Севера объединил в единый разряд «повышенного риска» со всеми угро-финнами и заявил: «Следы древних верований, например, идеи реинкарнации, повторяемости жизни в новом качестве, остались в их сознании и снижают страх перед смертью. Поэтому отношение к суициду бывает там терпимым, а иногда даже одобрительным, особенно в отношении мужчин. Настоящий мужчина должен в сложной ситуации поступать именно так. Если в этой жизни плохо, так не лучше ли ее прервать и начать новую?»

Про величину вклада носителей «идей реинкарнации» в среднее значение смертности от суицидов по Эрэфии главный специалист страны умолчал, но даже если вклад ничтожен, какое-никакое объяснение все ж таки получилось (ничего боле убедительного никто из его коллег до сих пор не выдал). Внимание привлекает другое – сам разговор о «страхе перед смертью», попытка объяснять склонность к суициду верованием, «снижающим страх». Это ведь на пространстве бывшего СССР совершенно неожиданный поворот темы.

Сразу возникает вопрос или, точнее говоря, требование серьезно относится к собственным словам. Позвольте, господа! как же так? Уж коли согласны признать, что люди, с детства «напитываясь» представлениями, снижающими страх небытия, становятся группой риска, то причем здесь переселение душ, да и калмыки вместе с бурятами, которых у нас всего-то меньше полпроцента в населении? Причем здесь эта экзотика, эта ровно ничего не значащая мелочь?

Разве всю страну – и РФ в первую очередь – не учили 70 лет, что страх смерти (в отличие от страха какой бы то ни было боли и разрушения тела) – иллюзия индивидуалистического (буржуазного) сознания, что он абсурден, что он обусловлен «религией», неправильным воспитанием, а в конечном счете пережитками капитализма или психическим расстройством? Разве «партия и правительство» не приучало каждого уходить от мыслей о своей смерти, не вытравливало в коллективном сознании – упрямо и обстоятельно, средствами идеологии, методом кнута и пряника – выработанное всей предшествующей культурой представление о трагической судьбе человека?

Спонтанно возникающее в каждой душе ощущение смерти планомерно заглушалось в СССР «научным» отрицанием какого бы то ни было онтологического значения за небытием. Проще говоря, каждому с детства под видом естественнонаучного вывода внушалось столь же древнее представление о смерти, как и идея реинкарнации, – «сон без сновидений», наивная выдумка, на основе которой иллюзорность страха доказывал еще Эпикур («когда смерть есть, меня нет»).

А если посмертие – сон, то что такое смерть, как не избавление от всякого рода страданий? Отчего не умереть – в обстановке «невыносимых» мук да еще при желании кому-то что-то продемонстрировать? Чем эта «родная» перспектива менее привлекательна по сравнению с переселением души? Да ничем! Скорее наоборот, если учесть те неприятности (сансара), кои приписывает переселению традиция. Посмотрите внимательно: у воспитанных в антитеизме русских куда больше резонов для «мужественного, благородного, красивого ухода», нежели у правоверных калмыков и бурят.

Можно возразить, что проблема самоубийств на почве антитеизма – мировая, а не эрэфийская. Однако верно это только отчасти. Начался антитеизм, разумеется, во Франции, – там было начертано на вратах кладбищ «смерть есть вечный сон», там состоялось признание де-факто «мужественного ухода» естественным правом человека. Но за началом нигде, кроме России, не последовало завершение. Вот чего не следует забывать. Только на российском пространстве выросла принципиально новая, аномальная страна – с ментальностью неотделимой от суицида.

Так что главный в РФ специалист сказал два года назад больше, чем хотел сказать. Конечно, у него нет никакой четкой суицидологической концепции, – освещает тему так, как ему в данный момент удобно для отчета Минздраву. И тем не менее, заговорив об опасном «снижении страха перед смертью» идеей бытия после смерти тела, то есть признав и страх небытия, и его положительную роль, Положий слишком далеко уклонился от корня зла – естественнонаучного мировоззрения. Высвечен отказ де-факто ведущих психотерапевтов РФ от материалистической метафизики.





Разработано LiveJournal.com