?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Итоги  октября

Никодим

Быть или не быть

Итоги  октября

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Октябрь уж миновал...

Месяц прошел «нормально» в том смысле, что всё было как обычно, никаких намеков на прекращение эпидемии суицидов не просматривается, – можно уверенно утверждать: свою среднестатистическую «норму» жертв страна выдала (а месячная «норма» – это число, заведомо большее 2,5 тысяч, включая ~ 140 несовершеннолетних). Не исключено, что был и рост – процента на полтора.

И, конечно, как всегда, большинство самоубийств приходится на села и маленькие города. Между прочим, в Астраханской области обнаружилось село (Курченко), на 400 жителей которого вот уже 15 лет подряд приходится 1 – 2 мужских самоубийства в год. Мужчины там как-то вдруг, без видимых причин где-нибудь в укромном месте вешаются.

И, конечно, опять сыграла роль алкоголизация. Сам факт эпидемии суицидов указывает на то, что слишком много людей слишком легко принимает решения о жизни и смерти, а уж под воздействием алкоголя и наркотиков решения принимаются просто с кондачка. К примеру, именно так, случайно во вторник 22 октября утопилась, бросившись с моста в реку Кондома (в Кузбассе), женщина 23-х лет. Она была нетрезвой, направлялась в какой-то бар, а увидев себя на мосту,.. приняла решение.

Кстати, вспоминается еще в связи с этим один дикий случай в Петербурге. В сообщениях о нем нет указаний на алкоголь и наркотики, но можно ли допустить, чтобы вполне адекватный человек (27-летний фотограф, работавший на РИА Новости и ИТАР-ТАСС) совершил такое на трезвую голову? В ночь на 13 октября он перерезал горло своей любовнице и выбросил ее с балкона шестого этажа, а затем вскрыл себе вены и бросился с балкона сам. Налицо целая цепь действий, указывающих на помрачение сознания.

В СМИ речь ведется большей частью о самоубийствах несовершеннолетних, – все упорно делают вид, что принимают какие-то чрезвычайные меры по спасению детей. А на деле многочисленные детские омбудсмены не замечают самого простого – того, что уже давным-давно необходимо было сделать в первую очередь, с чего начинать надо было. Я имею в виду прекращение пропаганды суицидов, которой фактически оборачивается форма изложения материала о них буквально всеми СМИ.

И это – скандальный, разоблачающий всеобщее лицемерие факт! Если бы у людей действительно болела душа за детей, они бы обязательно сообразили, что уж у кого-кого, а у этих-то несмышлёнышей всё поведение – конформная реакция. Иными словами, что бы дети не делали, они ориентируются на образец, на пример, на прецедент – «на всех». А стоит только эту элементарную вещь понять, как сразу станет ясно, что вся та чепуха, которая ежедневно сообщается в СМИ о причинах подростковых самоубийств есть чистейшей воды пропаганда суицидов.

Типичный пример. Девочка 14 – 17 лет убивает себя, оставив где-то в записке, дневнике, аккаунте сообщение о равнодушии к ней мальчика той же возрастной категории. И вот на другой день популярные в Рунете сайты (а значит, взрослые люди, зачастую профессиональные журналисты) разносят по свету весть об очередном самоубийстве… «из-за любви»! Да еще какую-нибудь душещипательную деталь раскопают – вроде того, что, мол, накануне позвонила к «своему молодому человеку» и попросила у него прощения… Зачем, черт возьми, это делается?!

Неужели журналисты сами верят в то, что неразделенная любовь в юности – достаточная причина, чтобы убить себя? Да быть же этого не может! Им просто лень включить мозги, им просто всё до лампочки – пишут по шаблону (лишь бы поскорей и побольше). Единственная причина всех настоящих самоубийств – автоагрессия. Все романтические истории, которыми упиваются самоубийцы, на деле выполняют функцию рационализации бессознательного влечения к смерти. Да, правда эта горькая, страшная и трудная для понимания в стране, коллективное сознание которой сложилось под прессом «единственно научного учения». Но ее ведь и необязательно принимать – надо хотя бы не повторять глупостей, написанных одной жертвой эпидемии суицидов, чтобы не «помочь» сотням других жертв. Журналист может сказать о чрезмерном эмоциональном всплеске, уподобить гибель девушки гибели водителя, не справившегося с управлением. Или просто о причине промолчать (раз уж он ее не знает).

А так, что получается? Сотни и тысячи отроковиц, пребывающих в депрессивном состоянии, подкрепляются в своем мнении, что самоубийство из-за любви таких же, как они учащихся школ и лицеев, – это реальность нашей жизни (се ля ви), своего рода норма. И начинают, следуя безотчетному влечению, делать всё «как у людей». Они и дневники себе заведут, чтобы изливать свое «неразделенное» чувство, и предмет для оного чувства выберут и позвонят ему – накануне, – прощения попросить…

Неразделенная любовь

Так что, сомнения быть не может: огромная часть вины за гибель несовершеннолетних приходится на долю пишущей братии. Остальное – на равнодушное общество с легионом детских омбудсменов, которые умеют так трогательно изображать обеспокоенность.




Разработано LiveJournal.com