?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Резюме

Никодим

Быть или не быть

Резюме

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Внимание без понимания

В среду 7 ноября 2012 года некто Дмитрий Виноградов написал текст (исповедание веры) с обоснованием настоятельной необходимости убийств, выставил его в Сети и, отправляясь как обычно поутру в свой офис, взял с собой оружие. Прибыв на место, открыл огонь по коллегам. Прежде чем его скрутили, успел поразить семь человек.

В рамках теории Фрейда-Лоренца всё ясно как день, – никаких вопросов. Исповедь убийцы настолько прозрачна, что будь у меня еще какие-нибудь сомнения в теории, они исчезли бы мгновенно. Налицо совпадение по всем пунктам. Инстинкт агрессии у Д. В. требовал утоления, причем, будучи направлен не на себя, а вовне. Поскольку же сдерживался инстинкт уже давно, поводом к его высвобождению оказывается ничтожный толчок (обыкновенная насмешка со стороны коллег). Контроль морального сознания (точнее, super-ego) был преодолен посредством «логического вывода» о рациональности – и даже моральной высоте! – предпринимаемого убийства: «единственный способ сделать мир лучше» – сказано в исповедании веры – это «уничтожить как можно больше единиц человеческого компоста». Ну чего еще надо, чтобы признать правоту Фрейда?

А как воспринято происшедшее народом? СМИ с самого начала преподнесли убийство в качестве реакции Д. В. на… безответную любовь! (единственно на том основании, что сам Д. В. заявил так на допросе). Кроме того, поговорили о вероятности психического расстройства (таким тоном, будто оное расстройство может быть причиной, а не условием). То же самое в комментариях и блогах (просматривал несколько часов). Что же касается исповедания веры, то никто – ни один журналист, ни один эксперт – не усмотрел в нем указания на подлинную причину. Исповедь убийцы характеризуется чаще всего лишь как свидетельство нездорового психологического состояния. Причем в своей слепоте СМИ заходят настолько далеко, что предпринимаются попытки опровергнуть (!) рассуждение Д. В. о рациональности массовых убийств. Или, по крайней мере, изобразить его плодом неглубокого ума и отголоском одиозной идеологии (нацизма).

Думается, что это симптом... Полный текст рассуждения, коим Д. В. тужится придать статус обоснования, приведен ниже. Текст невелик, его достаточно внимательно прочесть, чтобы понять: рассуждение противоречиво и, следовательно, лишено всякого смысла. Иными словами, обоснование фактически не получилось. Налицо лишь идейная маскировка бессознательного влечения, безотчетно придуманный рациональный повод. Та же самая маскировка, к коей сводится и несметное множество других призывов к усовершенствованию внешнего мира, включая, между прочим, и «Манифест Компартии» Карла Маркса, и «Моя борьба» Адольфа Гитлера. В теории влечений Фрейда это любопытное явление называется рационализацией.

Кстати, замечательно доходчивые примеры рационализации были даны еще Достоевским в романе «Бесы». Там один из героев (Кириллов) совершает самоубийство, совершает самым естественным образом, т. е. без видимости внешней причины, – в силу направленности собственной агрессии на себя. Однако – почему, как мог разумный человек подчиниться бессознательному влечению? И Достоевский показывает нам как. Самоубийство становится возможным вследствие того, что Кириллову удается рационализировать влечение, представить его в своем сознании устремленностью к подвигу – самопожертвованию ради спасения человечества. И эта явная, бьющая в глаза рационализация агрессии Кирилловым служит у Достоевского намеком на подлинный мотив поведения другого персонажа – революционера, социалиста Верховенского. Тот не себя убивает, а других людей и даже выражает готовность пожертвовать сотней миллионов голов, но всё это – по его собственному убеждению! – ради спасения человечества…

Какой знакомый мотив! Сколько крови было пролито ради спасения человечества, народа, отечества и разного рода прочих святынь? Очевидно, ровно столько, сколько пролито ее во всех войнах и революциях, ибо, чтобы дать волю желанию убивать, чтобы высвободить свое влечение, человеку нужна цель, высокая и прекрасная. Можно ли после громкого убийства в минувшую среду в Москве сомневаться, что без такой цели не обходится даже ни один психопат, ни один серийный убийца, если не деградировал он еще окончательно до животного уровня?

Здесь обнаруживается главная преграда на пути к восприятию теории Фрейда. Та, которая уже была указана в предыдущем посте, – приверженность идеологиям, или естественнонаучное мировоззрение, а выражаясь предельно широко, – доминирование дискурсивного мышления. Если для нормальной жизни общества идеология необходима, то, значит, оно нуждается в рационализации агрессии и теория Фрейда (теория, разоблачающая рационализацию) для него неприемлема. Это объяснение, в сущности, отражает факт необузданности в современном обществе инстинкта агрессии в отличие, например, от полового инстинкта. Недаром, теория Фрейда встречала благосклонный (если не сказать восторженный) прием, пока оставалась зацикленной на сексе, а большинство людей и до сих пор представляют себе фрейдизм именно в этом качестве.

Итак,  резюме  по  шести  последним  постам.

Теория Фрейда отвергается всеми, кто безотчетно убежден в дискурсивной познаваемости бытия. Она в рамках дискурсивного мышления оценивается как иррациональная, поскольку поведение человека в ней определяется рассудком не более чем отчасти, в основном же – бессознательными импульсами, влечениями, инстинктами. И, стало быть, наши человеческие поступки по большому счету не поддается рассудочному (дискурсивному) объяснению – наше «Я» не хозяин в собственном доме. Особенно яростное неприятие эта правда о человеке встречает в связи с инстинктом агрессии, ибо его рационализация – это и есть самая суть наиболее популярных, увлекающих массы идеологий.

Кроме того, вера во всеобщую дискурсивную познаваемость не позволяет овладеть главным понятием концепции Фрейда – понятием «бессознательное». Причин две.
        Во-первых, бессознательное у Фрейда есть не просто отсутствие контроля со стороны сознания (как его понимали еще Святые Отцы), а особая реальность, дополнительная по отношению к сознанию и противостоящая рассудку. А эта реальность явно выходит за рамки дискурсивного мышления (в этих рамках, между прочим, говорить о вытеснении из сознания в бессознательное, значит наделить то и другое пространственными характеристиками, т. е. получается абсурд).
        Во-вторых, вера в дискурсивную познаваемость с конца ХVIII века с неизбежностью выводит человека на представление об обусловленности сознания материальным субстратом и о возможности редукции психики человека к психике животных. Как следствие, возникает убеждение в существовании у животных какого-то зародыша сознания и принципиальной аналогии их поведения разумному поведению людей. А это убеждение не оставляет для бессознательного по Фрейду никакого места в реальном мире, понуждает воображать его фикцией.



ПРИЛОЖЕНИЕ.  Исповедание веры В. Д.

Одним из важнейших свойств интеллигентного человека является способность взглянуть на свое окружение аналитически, непредвзято – что называется, “со стороны”. Всю свою жизнь я смотрел на мир именно со стороны. Может, у меня просто не было выбора? Так или иначе, за свою жизнь я смог хорошо рассмотреть внешнюю сторону той части окружения, что зовется “обществом”, - рассмотреть все формы проявления его жизни и деятельности.

Я уверен, что у меня есть достаточные основания считать все человечество макро аналогом раковой опухоли живого организма; в роли последнего в данном случае выступает наша планета. Черт… где-то я уже это слышал…

В течение всего своего существования человечество постоянно бросало вызовы законам природы, устанавливая свои собственные, благоприятствующие его неограниченному размножению и получению максимального удовольствия от жизни. Если опустить формы получения удовольствия, с каждым днем все более изощренные, то функционирование человеческого общества представляется точной копией системы функционирования сообщества раковых клеток: бесконтрольное размножение за счет поглощения других, здоровых, клеток в обход генетически заложенных в организме программ, в частности в обход механизма клеточной смерти.

Уже в 2011 году численность человечества достигла семи миллиардов, и это при том, что даже при текущих темпах потребления запас прочности Земли уже исчерпан. Страны, жители которых по отдельности потребляют относительно немного ресурсов, с лихвой компенсируют это численностью самих жителей. Страны, с относительно небольшим числом жителей (по отношению к размеру самой страны), такие как моя родина, только и твердят о необходимости увеличения численности своего населения.

Крупномасштабных войн, войн за территорию, теперь не ведется совсем. А ведь война, как форма выражения естественной конкуренции сил всегда была одним из главных регуляторов численности форм жизни, основным методом естественного отбора. Многие болезни побеждены: человечество упорно продолжает искать бессмертия. Естественный отбор, этот главный двигатель прогресса, почти перестал функционировать. Сейчас выживают и дают потомство даже люди со значительными генетическими дефектами, в чем им с удовольствием и гордостью помогают остальные, здоровые особи. Да и эти последние отказываются видеть генетическое вырождение окружающих и уж тем более предпринимать в этой связи ранее хорошо известные всем здоровым цивилизациям меры, ослепленные повсеместно утвердившимся принципом “человеколюбия” и толерантности.

Но самое паршивое – это то, что современное общество становится все более однородно. Все интегрируется и теряет индивидуальность, все различия стираются.

Вся наша жизнь теперь основывается на компромиссах: с самими собой, с другими людьми, но, увы, не с другими формами жизни. Мы больше не можем реализовывать то, что заложено в нас природой, жить по ее законам, делать то, что считаем нужным, но вынуждены руководствоваться только принципами, выработанными обществом - принципами целесообразности. А поскольку у общества только одна цель - сохранить, приумножить и ублажить себя здесь и сейчас, - все наши действия направляются обществом только на ее достижение. Обществу важно только одно - получить максимальное количество удовольствия как можно скорее. В этом и есть весь смысл его жизни. Формы получения удовольствия различны и меняются со временем, но результат одинаков – чувство собственного морального и физического удовлетворения. В последнее время формы стали принимать особенно отвратный, всепоглощающий характер.

Основной принцип жизни теперь - принцип гуманизма, на практике означающий, что каждый человек получает тем больше удовольствия, чем больше он доставил его другим людям, любым другим людям. В результате потребность в средствах для доставления удовольствия растет теперь в геометрической прогрессии с появлением каждого нового человека.

При всем при этом человеку совершенно наплевать на все иные формы жизни, с которыми он делает все, что только хочет: убивает, ест, экспериментирует, видоизменяет и т.д. – короче, все то, что оно не может делать с себе подобными.

Все эти факты в совокупности, вообще все, что я увидел и узнал за свою жизнь, воспитало во мне ненависть к человеку, как к виду.
Я ненавижу человеческое общество и мне противно быть его частью! Я ненавижу бессмысленность человеческой жизни! Я ненавижу саму эту жизнь! Я вижу только один способ ее оправдать: уничтожить как можно больше частиц человеческого компоста. Это единственно правильное и стоящее из всего того, что каждый из нас может сделать в своей жизни, это единственный способ ее оправдать, это единственный способ сделать мир лучше.

Путь выживания и самосовершенствования человека ошибочен, он ведет в тупик, к уничтожению всего остального, всего действительно живого. Эволюционируйте! Осознайте, наконец, свое истинное значение и место в этом мире! Поймите, что вы здесь лишние, вы – генетический мусор, которого здесь быть не должно, мусор, который возник случайно, в результате ошибки в эволюции, мусор, который должен быть уничтожен.




Разработано LiveJournal.com