?

Log in

No account? Create an account

Никодим

По  поводу  прошедшего  «праздника»

Никодим

Быть или не быть

По  поводу  прошедшего  «праздника»

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Марина!  Простите, если невпопад – делюсь грустным воспоминанием. Я вот тут, просматривая информацию о самоубийствах подростков, узнал, что аккурат в день 9 мая покончили с собой четверо. Даже если это все случаи (а я думаю, их больше), факт невольно привлекает внимание. Уж очень помпезно отмечается День Победы в последние годы, причем власть ведь усердствует в попытках изобразить помпу отвечающей внутреннему настрою людей. Мол, «самый душевный и трогательный праздничный день».

Так вот, вспоминая свое детство, я этих горемык-несмышленышей понимаю. Никогда я не был близок к самоубийству и, надеюсь, с Божей помощью никогда его не совершу, но мысли о самоубийстве приходили в голову именно в этот день – 9 мая. Жуткой тоской всегда был отмечен этот праздник, и она четко в память врезалась по контрасту с первым весенним днем, который в моем родном городе (Питере) всегда выпадал на 9 мая. Вы, наверное, имеете представление о характерной мелодии самопальных романсов-баллад начала прошлого века, которая еще в песне «Враги сожгли родную хату» отобразилась? Так это и есть музыка Дня Победы. Сидят возле стола или где-нибудь на завалинке нетрезвые мужики с серьезными лицами и сосредоточенно тянут куплеты, проникнутые горем, безысходностью и печалью.

Парадов тогда еще не было (не было даже выходного дня), но зато были слова людей, вернувшихся с войны, – тех, что теперь уже давно поумирали все и заменены т. н. «ветеранами» (откуда только их берут?). Говорю «слова», а не «рассказы», потому что как раз рассказов-то никто и не рассказывал – была боль души, которая изливалась сама. И в этом вся соль. Другой раз и за минуту еще человек не знал, что скажет, каким внезапным воспоминанием душу облегчит после очередной рюмки. И когда его слова достигали моих ушей, я точно знал: вот она – правда.

Чтобы намекнуть Вам на суть тех нечаянных слов, вспомню, как спасся мой дядя, угодивший в мясорубку у Синявинских болот. Шансов на спасение было очень мало. Позади заградотряд (это – верная смерть), впереди – немцы. Это – смерть на 99%. Поэтому взвод пошел вперед. И вот, когда все вокруг пали «за нашу советскую Родину», дяде посчастливилось уцелеть, спрятавшись за подбитый танк. А когда он из-за этого танка высунулся, ему и вовсе несказанно повезло: немецкий пулеметчик прошил его очередью, не вызвав болевого шока. Он мог ползти – ползти назад! предъявить «Родине» окровавленное пузо.

Мне кажется, что до конца дней одним из самых сильных впечатлений жизни дяди был лейтенант заградотряда, внезапно вставший над ним с пистолетом в руке, а точнее – хищная харя этого чекиста с написанным на ней предвкушением расправы… А еще его никогда не оставлял один долгий вопль в ночи. Сам он называл тот ужас «нечеловеческий крик» и «какое-то верезжание». Это было в одной из двух атак, которые ему довелось пережить. Где-то впереди человека подняли на штыки… Я же, как все нормальные мальчишки, шарил по местам былых боев в поисках приключений и своими глазами видел обильно разбросанные у Синявинских болот кости и черепа. Похоронить «героев» советская власть так и не удосужилась.

Теперь Вам должно быть понятно, что я имею в виду. Слова и похожие на стон песни людей, спасшихся на войне, придавали празднику жуткую тоску. Это и с похоронами-то нельзя сравнивать, потому что на похоронах люди обычно понимают, что завтра-послезавтра всё вернется на круги своя. А на том празднике возникало ощущение много более трагическое – бессмысленность жизни.

Отсюда и мысли о самоубийстве. Достоевского я тогда еще не читал, но вывод об этической необходимости отказа от жизни в силу ее абсолютной и жестокой бессмысленности оформлялся в сознании сам собой. Думается, в душах нынешних подростков происходит нечто подобное. Конечно, они тех слов и песен, что давно отзвучали, уже не услышат, но ложь праздника по поводу победы Сталина теперь, после отмены Дня 7 ноября, очевидна и так. А торжество лжи – основа для вывода о бессмысленности жизни. Так что нетрудно, совсем нетрудно у нас подростку ощутить экзистенциальную тоску, а какой повод он тогда найдет для «ухода» – это уже дело случая. Может быть, неудачу на экзамене, а может, безответную любовь к девчонке через пять домов. Даже взрослые люди далеко не всегда способны разобраться в подлинных мотивах своих поступков.




Разработано LiveJournal.com