?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Тяжелая  артиллерия …

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть
















Тяжелая  артиллерия  бьет  по  святыням

      Первый удар тяжелой артиллерии на Кремль обрушился в последнем часу 14 ноября, хотя к тому времени исход переворота уже решился (Керенский исчез, главковерх Духонин дал отбой). Кроме того, днем митрополит Тихон от имени проходившего тогда в Москве Всероссийского поместного собора обращался к обеим враждующим сторонам с мольбой не подвергать Кремль артиллерийскому обстрелу «во имя спасения дорогих всем нам святынь, разрушения которых и поругания русский народ никогда не простит». Не обратил ВРК внимания и на это.

Тем не менее до вечера 15 ноября обстрел еще можно было объяснять какой-то военной целесообразностью, поскольку в нем находился противник. Но зачем стреляли потом, всю ночь до утра? Зачем летели в Кремль снаряды по меньшей мере трех батарей тяжелых орудий, размещенных в разных частях Москвы. Они попали во все кремлевские соборы. Похоже, именно соборы и служили главной мишенью.

Остановить расстрел не смог даже отданный утром приказ ВРК. Батарея у Крымского моста (в ведении П. Штернберга), получив его, выпустила еще восемь тяжелых снарядов (больше у нее не было). Так что естественно предположить, что мольба митрополита только разожгла большевиков, что они ловили миг удачи в разрушении «мира насилья», спешили отыграть свой «праведный гнев» и ненависть к «поповщине».

Акт вандализма, таким образом, налицо. Если в начале переворота еще руки дрожали (хотя артобстрел Зимнего дворца тоже был) , в конце – всего-то неделю спустя! – большевики уже ничего не стеснялись.

Однако это не всё, что следует знать о ночи с 15 на 16 ноября... Каждый из пущенных по кремлевским соборам снарядов, пробивая купола, окна, стены, взрываясь внутри, служил источником необратимых разрушений. Беспощадный тротил мог уничтожить иконостасы, обратить в пыль творения Андрея Рублева, Феофана Грека, Дионисия. Мог, но – хотя стены разбивались (особенно пострадала алтарная стена собора Двенадцати апостолов) – почти нигде разрушители «старого мира» необратимых результатов не достигли, причем по причине самой невероятной – снаряды не взрывались.

Случайность? Конечно! Но за ней последовала еще одна, не менее впечатляющая. Никто из главных виновников этого беспрецедентного в российской истории вандализма (из семи большевиков, входивших в Московский ВРК) – ни один человек – не умер своей смертью. Председателя ВРК (прибывшего вместе с Лениным в «пломбированном вагоне» Григория Усиевича) пуля настигла менее чем через год. Всех остальных перестреляли свои же «исполнители» в 1937 – 38 годах. Так что ночь с 14 на 16 ноября – на редкость отчетливый символ бессилия рвавшейся к власти банды во главе с Лениным.




Разработано LiveJournal.com