?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Сандармох (р-н Медвежьегорска в Карелии)…

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть










Сандармох (р-н Медвежьегорска в Карелии)



Быковня (Киев)

    Пятого августа 1937 года, согласно приказу наркома внутренних дел Н. Ежова от 30 июля, утвержденного 31 июля Политбюро ЦК ВКП (б), началась «операция по репрессированию антисоветских элементов». Приказ указывал контингенты подозрительных лиц по признакам принадлежности к бывшим «эксплуататорским классам», духовенству, членству в партиях социалистов, участию в антикоммунистическом сопротивлении и наличии судимости по общеуголовным статьям. Решение о репрессировании, согласно приказу, принимали в каждой области «тройки» (нач. УНКВД, секретарь обкома, обл. прокурор) – принимали заочно и по двум категориям: расстрел, заключение в ИТЛ. По обеим категориям устанавливались «лимиты», которые впоследствии неоднократно увеличивались в ответ на выражение местными УНКВД готовности взять на себя повышенные обязательства.

Так началась кампания, известная под названием «Большой террор», продолжавшаяся до весны 1938 года. Общее число жертв остается неизвестным. По сведениям, которые удалось собрать в архивах к 2007 году организации «Мемориал», расстреляны были не менее 436 тысяч человек (более чем по тысяче человек в день) и заключены в ИТЛ не менее 382 тысяч. Но даже если судить по этим цифрам, кампания исторически беспрецедентна. Нет сомнения, что именно она была одним из главных этапов на пути выработки советского населения из «человеческого материала капиталистической эпохи».

Список членов Политбюро, утвердивших приказ Ежова:
И. Сталин, К. Ворошилов, М. Калинин, В. Молотов, Л. Каганович, С. Косиор, А. Андреев, А. Микоян, В. Чубарь.
Характерная деталь: двое из них (Косиор и Чубарь) сами были расстреляны в феврале 1939 года.

    В утвержденном Политбюро приказе Ежова специально указывалось, что приговоры к расстрелу должны приводится в исполнение «с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения». Практически большинство расстрелов проводилось либо в подвалах тюрем, либо в спецзонах, организованных возле каждого областного центра СССР. Эти спецзоны уместно называть расстрельно-погребальными зонами, так как все тела расстрелянных, за редким исключениям, погребались именно там.

Возле Москвы таких зон было не менее трех. Из них с 1937 года наиболее востребованными оказались Коммунарка и Бутово. В Ленинграде же летом 1937 была открыта расстрельно-погребальная зона Левашово (ресурс прежней зоны – в райне Ржевского полигона – был уже исчерпан). Аналогично на окраине Киева чекисты огородили Быковню, а на окраине Минска продолжилось использование зоны, известной под названием Куропаты.


Это – фотографии восьми человек из сотен тысяч расстрелянных в 1937 году




Куропаты (Минск), возможно, крупнейшая расстрельно-погребальная зона в СССР (около 250 тысяч жертв)




Левашово (Ленинград)




Раскопки одной из расстрельно-погребальных зон в 1989 году




Разработано LiveJournal.com