?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Они остановили Ленина в июле. Генерал Петр…

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть






Добровольцы Половцева в редакции «Правды»





Они остановили Ленина в июле. Генерал Петр Половцев и его добровольцы.


13  июля  в  России

    13 июля (30.06 по ст. ст.) Ленин находился на даче в деревне Нейвола под Выборгом, куда тайно приехал накануне, 12 июля. О его пребывании там было известно только узкому кругу ближайших к нему людей. О цели пребывания советская историография умалчивает.

Однако, поскольку 16-17 июля в Петрограде состоялась очередная (вторая) попытка партии большевиков захватить власть, есть основания утверждать, что вождь скрылся с намерением руководить подготовкой путча из подполья (так же, как это было впоследствии, в пресловутом «Октябре»). Этот ход позволял ему:
– избежать слежки со стороны контрразведки по подозрению в связях с немцами*;
– отрицать впоследствии обвинения в подготовке путча;
– в случае провала избежать ареста и выехать за границу (в Швецию).

Более того, есть возможность объяснить, почему именно 12 июля Ленин счел необходимым скрыться. В этот день стало известно, что 13 июля состоится оповещение крупнейшей из запасных частей столичного гарнизона (так называемого Первого пулеметного полка) об отправке ее на фронт для поддержки начинавшегося как раз в тот день наступления, а большевики имели основания рассчитывать: все солдаты этой части поддадутся на призыв выступить против правительства, чтобы избежать отправки на фронт. Поэтому приступать к подготовке путча, по всей вероятности, нужно будет уже 14 июля.

Так и случилось. Тринадцатого июля – в день начала наступления русской армии – в Петроградском Совете состоялась встреча представителей Первого пулеметного полка с представителями штаба Петроградского округа, на которой было озвучено решение правительства об отправке всего личного состава этой запасной части (11340 солдат и 300 офицеров) на фронт. Поскольку командиром полка был член Военной организации при ЦК большевиков (Военки) прапорщик Абрам Семашко, вечером того же дня к Ленину прибыл курьер, сообщивший о готовности полка выступить против правительства.

О том, с каким распоряжением вернулся курьер от Ленина в столицу, в штаб-квартиру большевиков (особняк Кшесинской), гадать не приходится, потому что подготовка к путчу началась 14 июля. Уже 15-го числа в Народном доме состоялось собрание «актива» полка с большевицким руководством. Троцкий поносил правительство за наступление на немцев и требовал передачи власти Советам. «Актив» проголосовал за резолюцию с этим требованием, обвинив Керенского в «воскрешении старых приемов Николая Кровавого».

А 16 июля путч, как известно, начался. Утром 17-го приехал в столицу Ленин, чтобы возглавить новое правительство. По его плану место заседаний ВЦИКа (Таврический дворец) должно было быть окружено толпами вооруженных солдат и матросов. От имени этих толп люди из Военки предъявят ВЦИКу требование взять в свои руки всю власть. В ответ на отказ «возмущенный народ» арестует правосоциалистическую часть ВЦИКа, а большевицкая часть тотчас же сформирует новое правительство, которое обратится ко всем народам с воззванием о мире и объявит в России передачу всей земли крестьянам.

Ставка делалась на стихию бунта. Чтобы возбудить ее, Ленин и его команда
– старались вовлечь в «мирное» шествие к Таврическому дворцу как можно больше народа, используя наряду с солдатами и матросами пригородных частей нанятых за червонец «добровольцев»;
– щедро снабжали участников шествия водкой и кокаином;
– устраивали обстрелы идущих к Таврическому дворцу колонн с чердаков и верхних этажей, пользуясь сложившимся в дни февральского бунта жупелом «полицейских засад».

Один такой обстрел запечатлен на знаменитой фотографии Виктора Булле, фотоателье которого располагалось как раз напротив Публичной библиотеки в мансарде углового дома по Невскому проспекту.



По замыслу Военки, эти внезапные обстрелы должны были возбудить в вооруженной толпе ярость, толкнуть на повторение февральских эксцессов – обыски квартир в «буржуазных» кварталах, погромы, грабежи, убийства. И, конечно, цель достигалась. Но большевики переусердствовали. На Литейном проспекте колонна пьяных матросов учинила погром, жертвами которого стали сотни случайных людей. Узнав об этом ВЦИК дал согласие на предложение командующего Округом генерала Половцева вызвать войска с фронта.

Войска были вызваны в середине дня 17 июля, а это значит, что войти в столицу они могли не ранее 19 июля. Казалось бы, Ленин имел достаточно времени, чтобы осуществить свой план, но сделать последний шаг, арестовать ВЦИК он не решался, потому что располагал сведениями о компромате против него у контрразведки Округа. Еще утром боевики Военки ворвались в дом на Воскресенской набережной, где размещалась контрразведка, но нужных документов не нашли. А брать власть у правительства, которое может разоблачить связи большевиков с Германией, было слишком рискованно. Ленин сидел в одной из совещательных комнат Таврического дворца, окруженного толпами «возмущенного народа», и ждал, надеясь, что сведения о компромате окажутся преувеличенными.

Понимая причину промедления Ленина, генерал Половцев и министр юстиции Переверзев решили частично обнародовать компромат, чтобы привлечь на свою сторону гвардейские части гарнизона, которые сохраняли нейтралитет, поскольку им отправка на фронт не грозила. Около пяти часов вечера они добились согласия на этот шаг председателя правительства, и Переверзьев организовал пресс-конференцию в присутствие представителей воинских частей, объявив о работе Ленина на Германию.

С этого момента у большевиков не осталось никаких шансов. Узнав о своем разоблачении и переходе на сторону правительства гвардейских частей, Ленин сразу покинул Таврический дворец и уехал свою штаб-квартиру, чтобы попытаться организовать отступление. А к утру, когда очередной налет его боевиков на контрразведку ничего не дал и пришло сообщение о налете одного из добровольческих отрядов Половцева на редакцию «Правды», пустился в бега.


* 4 июля русская контрразведка получила информацию французской разведки о сотрудничестве большевиков с немецкой агентурой в Стокгольме. Информация была предоставлена капитаном Пьером Лораном и еще до 12 июля стала известна Временному правительству. Ленин узнал об этом от своих осведомителей (см. Р. Пайпс, Русская революция, ч. 2. М., 1994. С. 95).



13  июля  в  Португалии

     В этот день в районе португальского городка Фатима, у деревни Алжустрел, за тремя детьми, ожидавшими возле известного им дуба явления Девы Марии, наблюдали около четырех тысяч человек. Все они заметили над дубом то же беловатое облачко, которое было замечено месяц назад – 13 июня, когда проверить сообщение детей о явлении приходили еще не более 60 человек. Но сверх того, были отмечены странные акустические, оптические и термические эффекты: жужжание, похожее, по словам одного из крестьян, на звук, «издаваемый оводом, залетевшим в пустое ведро», колебания интенсивности солнечного света и тепла.

Дети же – Лусия, Франсишку, Жасинта – видели то же, что 13 мая и 13 июня (парящую в воздухе и светящуюся «даму в белом» – подробно об этом было сказано в посте от 13 мая). Однако на этот раз «дама» внушила два видения и поведала предсказание. Старшая из детей, десятилетняя Лусия, после смерти Франсишку (1919 год) и Жасинты (1920), поняла, что те послания были обращены через нее всем людям, и, поступив в монастырь (1926), занялась их изложением. Это изложение с 40-х годов прошлого века известно под названием «Три тайны» (Или «Три секрета», «Три послания»).

Первая и третья тайны – описания видений, а вторая – текст, передача слов Девы Марии. И вот именно этот текст имеет прямое отношение к истории большевицкой революции и СССР. Читаем его основную часть (перевод с оригинала, размещенного на веб-сайте Ватикана):

«Если то, что я вам скажу, будет исполнено, много душ будет спасено и настанет мирное время. Война скоро закончится. Но если люди не перестанут оскорблять Бога, начнется еще более страшная война… Чтобы предотвратить это, я пришла просить о посвящении России моему Пренепорочному Сердцу и о причащении в возмещение грехов в первую субботу месяца. Если мои просьбы будут услышаны, Россия обратится и настанет мирное время. Если нет, то она распространит свои заблуждения по всему миру, вызывая войны и гонения на Церковь. Добрые будут му́чимы, Святейший Отец будет много страдать, некоторые народы будут уничтожены».

Стоит отметить, что первый документально засвидетельствованный вариант этого предсказания (с упоминанием России) относится ко времени до Второй мировой войны (1936 год), и, следовательно, в пророческом значении текста нет оснований сомневаться. Особенно ныне, в год столетия начала мирового катаклизма, вызванного захватом власти большевиками, в год, когда приходится констатировать (по признанию самих католических историков), что названное во «Второй тайне» условие воцарения мира не было выполнено.

Россия, ставшая советской, превратившаяся в апокалипсического зверя СССР, действительно «распространила свои заблуждения по всему миру». И – почти сразу после окончания Первой мировой войны угроза «еще более страшной войны» на деле возобновилась. Возобновилась и сохраняется до сих пор, несмотря на то что коммунистическая идеология на российском пространстве отошла в тень, отменена. Опыт минувшей после отмены идеологии четверти века показал: историческая Россия большевиками уничтожена, ибо страна осталась советской, возрождения не произошло. Все перемены сводятся к забвению краха, позорного провала коммунистического «строительства» и связанных с ним преступлений. Провал вытеснен из памяти сказкой о продолжении российской истории. Население пребывает в уверенности, что ничего как бы не произошло. Его не смущает жизнь в «федерации», провозгласившей себя правопреемницей СССР, государства сформировавшегося в порыве к уничтожению «проклятого прошлого» как на российском пространстве, так и во всем мире.




Разработано LiveJournal.com