?

Log in

No account? Create an account

Никодим

    Сегодня 145 лет со дня,…

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть








Годовщина ликвидации Парижской коммуны

    Сегодня 145 лет со дня, когда французы при поддержке немцев завершили ликвидацию смертельной угрозы европейской цивилизации – террористической акции, вошедшей в историю под названием Парижская коммуна. Причем важно иметь в виду: то была победа не столько военная, сколько духовная. Ее гарантировало объединение недавних врагов (Франции и Германии) и демонстрация всей Европой, включая Россию, готовности дать отпор внезапно воплотившемуся «призраку коммунизма». Вспышка негодования была так впечатляюща, что Интернационал Маркса развалился и исчез с политической сцены в течение нескольких месяцев.

Одним из немногих, кто ясно сознавал тогда значение происшедшего, кто угадал в трагических событиях парижской весны 1871 года предвестие будущей грозы был Достоевский. Это ясно видно уже из написанного им в Дрездене письма Страхову от 30 мая. Страхов донес до него голос левых петербургских интеллигентов, которые, еще ничего не ведая о преступлениях Коммуны и ее близком разгроме, с восторгом рассуждали о начале «новой эры». Достоевский в ответ указал всего на один факт – попытку сжечь Париж в момент, когда зачинатели «новой эры» поняли, что Европа против них и поражение неизбежно.

Попытка не удалась благодаря случайности – с 26 мая пошли ливневые дожди, которые угасили пламя. Но она была, и, указав на нее, Достоевский сказал главное. Коммунисты в 1871 году отчетливо высветить в качестве своего движущего мотива стремление к смерти и разрушению. Едва они захватили власть, как начались надругательства над святынями, снос церквей, уничтожение национальных символов, разрушение культурных ценностей и (самое страшное) расправы над людьми – расстрелы заложников.

Подожженный коммунарами Париж

В СССР десятилетиями вдалбливалась в сознание людей картина героической гибели Коммуны на баррикадах. Всё ложь. Коммунисты отказались сдаться правительственным войскам, потому что боялись суда и рассчитывали на бегство под прикрытием толп беженцев, покидающих горящий город. Но поджечь весь Париж не удалось и, потеряв право на пощаду, они отчаянно пытались пробиться из окружения с боем. Последняя баррикада была брошена утром 29 мая, а стрельба в Париже продолжалась еще до 5 июня, потому что коммунисты, как крысы, забились в подземную канализацию и устраивали оттуда ночные вылазки, рассчитывая смешаться с населением или бежать из города.

Достоевский, наблюдая по газетам за агонией Коммуны, многое почерпнул для работы над романом «Бесы». Эти наблюдения позволили ему проникнуть мыслью в следующий век и увидеть катаклизм безмерно более страшный – большевистский. Еще совсем недавно у нас литературоведы хором осуждали писателя за то, что он «не понял значения Парижской коммуны», ему читались нотации за «ограниченность мировоззрения», за неспособность уразуметь ход истории, «несмотря на свою гениальность». Но – время всё расставило по свои местам. Достоевский действительно оказался гением.

Кстати, вот самое интересное из его предсказаний большевистской революции за сорок лет до ее начала, предсказание, проливающее свет не только на катастрофу, но и на ее масштаб, смысл и исход: «Мир спасется уже после посещения его злым духом… А злой дух близко: наши дети может быть узрят его…» (ПСС, 21, 201 – 204).

До осени 1917 года дожили не только дети Федора Михайловича, дожила жена – Анна Григорьевна. И что же? Года не прошло, как она оказалась в числе тех, кого «победивший пролетариат» лишил жилья и всех средств к существованию (умерла от голода 9 июня 1918 года в управляемой совдепом Ялте). России крупно не повезло с правительством в кризисной ситуации, аналогичной той, которую переживала Франция в 1871 году. Вместо молодца Тьера правительство возглавлял подлец, который помешал известному русскому генералу провести в Петербурге операцию, блестяще осуществленную в Париже маршалом Мак-Магоном. Если бы корниловцы в свое время перестреляли бы где-нибудь на Смоленском кладбище сотню-другую удиравшей в Финляндию красной сволочи, это было бы задешево купленное спасение России.

КРАТКО О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ КОММУНЫ

25 мая 1871 года, 4 часа утра. Вынос из тюрьмы де ла Рокет тел убитых накануне заложников (архиепископа Дарбуа, судьи Бонжана, Дагера, ректора военной школы Сент-Женевьев Дюкудрэ, Клерка и Алларда).




Убийство 62 заложников 26 мая 1871 года в 5 часов утра на улице напротив виллы Хаксо Левека в Бельвилле.




Акт вандализма. Коммунары у сброшенной ими Вандомской колонны.




Разрушенный коммунарами архитектурный памятник XVI века – королевский дворец Тюильри




Министерство финансов (в таком же состоянии 145 лет назад пребывал Дворец Правосудия)




Всё, что осталось от театра де ла Порт Сен-Мартен




Горит подожженная коммунарами парижская ратуша




Разработано LiveJournal.com