?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Вторая  годовщина Но! очевидность масштаба…

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть


Вторая  годовщина

Но! очевидность масштаба события не главное. Почти сразу, то есть тотчас после аннексии Крыма, патриотической истерии и обнародования идиотского проекта «Новороссия», стало ясно, что чекистская хунта загнала себя в угол. Ибо, с одной стороны, даже при наличии сил, достаточных для развязывания третьей мировой войны, Крым придется вернуть, а с другой, даже внезапное прояснение рассудка и покорное отступление перед Украиной и Западом будет теперь в точности равносильно разгрому в большой войне – со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, уже с апреля 14-го года не было места для сомнений: последняя фаза агонии ленинско-сталинского «нового мира» началась, осталось никак не более пяти-семи лет. А с тех пор – вот что особенно обнадеживает! – события становятся всё более предсказуемыми.

Еще минувшей весной – сразу после убийства Немцова – наиболее вероятным вариантом представлялся очередной поход Красной армии на Киев. И я ждал его, полагая, что силы режима еще достаточно велики. Ведь с чисто военной точки зрения шанс взять Киев был. Ценой огромных потерь, конечно, но когда совковых стратегов останавливали потери? Победа, если бы она была достигнута, списала бы, как водится всё – любое число перебитого и искалеченного народа.

Если бы она была достигнута…

Тогда, в марте, хунта еще готовилась к военному решению. На то четко указывает убийство лидера оппозиции – единственной весомой политической фигуры, противостоящей режиму. У чекистов не было уверенности, они боялись завязнуть в затяжных боях и спешили обеспечить себе надежный тыл. Боялись, но тем упорнее готовились. Эшелоны с боевой техникой шли на юг нескончаемой вереницей. Да и какой смысл отказываться от борьбы, если отказ заведомо равносилен разгрому?!

И все-таки наступление не состоялось... Это счастье, рассчитывать на которое было бы крайне легкомысленно в нашем трагическом по самой сути своей мире. Счастье! ведь не только остались живы-здоровы десятки тысяч людей, – сверх того еще отпала последняя существенная неопределенность в дальнейшем ходе событий. Оказывается, чекистская хунта слаба: она не способна не то что НАТО бросить вызов – она с Украиной воевать не может. Чекистам страшно – они боятся, что, благодаря поддержке Запада, украинцы будут сопротивляться слишком долго, что Эрэфия не выдержит военного напряжения, надорвется. Тем самым чекистский режим выдал свою главную «военную тайну». Отныне перспективу его падения можно по годам расписывать. И осталось ему не пять-семь лет, а вероятно, не более трех.

Некоторые обозреватели (Каспаров, например) полагают, будто наступление на Киев еще возможно. Эта ошибка. В марте 14-го года боеспособной украинской армии не было вообще, но чекисты состорожничали – сделали ставку на диверсантов и совковое быдло. А с тех пор мощь этой армии растет непрерывно и стремительно. Она уже дважды – в августе 14-го и в феврале 15-го – убедительно продемонстрирована: федеральные войска понесли огромные потери, не добившись серьезных успехов. В будущем году украинцы будут еще сильнее. О том, слава Богу, неустанно заботится правительство США. Так что откладывать поход на Киев не было никакого смысла, его можно было только отменить.

На отмену указывает и последующий номер хунты. Чтоб вмешаться в войну меж суннитами и шиитами, надо не иметь мозгов, но для вмешательства в нее на стороне шиитов одной глупости мало. Такой шаг можно объяснять только психологией игрока, пошедшего ва-банк и осознавшего неизбежность проигрыша, или утопающего, который хватается за соломинку. Налицо утрата способности мыслить рационально, одержимость желанием оттянуть гибель, то бишь – по русской пословице – надышаться перед смертью.

В самом деле. Разместив очередной «ограниченный контингент» в Сирии, чекистская хунта заставила мировое сообщество продолжать с ней переговоры, то есть она как бы стерла факт бойкота ее сообществом за нарушение норм международного права, она как бы остается «рукопожатой». Одновременно чекисты – опять же в собственном воображении – получили возможность добиваться признания аннексии Крыма, ибо сделали вид, что готовы спасать мир от террористической банды ИГ. Вот, мол, вы, европейцы да американцы, не решаетесь воевать в Сирии, боитесь потерь, а нам, русским, «на миру и смерть красна», только перестаньте вмешиваться в наши «внутренние дела», донимать нас санкциями.

Малая вероятность для названного контингента продержаться в Сирии более года и ничтожная вероятность успеть убраться оттуда позднее в расчет не принимается. Хоть год да наш! Игнорируется и явная невозможность обманывать далее Запад. Можно обмануть электорат, доверчивый, прекраснодушный электорат любой цивилизованной страны, но – разведслужбы, а следовательно, и правительства знают, что весь арабский терроризм инициируется на Лубянке, а потому, даже оказавшись сколь угодно эффективной, дезинформация не будет действенной.

И все-таки чекисты вмешались во внутриисламский конфликт на стороне шиитов! Более того, чтобы убедить мир в своей борьбе с ИГ они добавили к двумстам тридцати москвичам, взорванным в своих домах осенью 1999 года, 224 петербуржца, взорванных в самолете 31 октября. А чтобы подтолкнуть европейцев к отмене санкций, инициировали террористическую атаку под флагом ИГ на Париж 13 ноября… В нормальной человеческой психике такие преступления не укладываются, их возможность почти никому не приходит в голову. Но что это обстоятельство дает в перспективе, пусть даже только одного года?

Да ничего, ровно ничего... Характер деятельности чека (абсолютное отсутствие моральных ограничений на пути к цели) отлично известен специалистам, а продолжение советской истории в режиме «спецоперации» наблюдается уже достаточно давно, чтобы перестать сомневаться на этот счет. Так что чекистская хунта в Кремле по большому счету только пополняет свой «послужной список» для грядущего суда. Она уже теряет голову, она в состоянии лишь судорожно цепляться за власть, оттягивать время, продлевать месяцы своего смертоносного существования.

Окончание этого существования на сегодняшний день, повторяю, уже можно расписывать по годам, если, конечно, иметь точные сведения о финансовых резервах Федерации. Я ими не располагаю, но тем не менее фиксирую свой – приблизительный – вариант расписания, вплоть до того момента, когда начнется формирование новой власти. Фиксирую ради возможности сравнения в будущем с реальным ходом событий. Итак...

1. Весной 2016 года Эрэфии предстоит пережить горькое похмелье от патриотического угара «русской весны», ибо вторая годовщина крымнаша пройдет в обстановке ясного сознания несбывшихся надежд, ошибки «национального лидера» и нарастающего падения уровня жизни по причине роста военных расходов и международных санкций. Причем главной проблемой станут санкции. Ибо

– международный суд по делу о гибели малайзийского авиалайнера рейса МН17 предъявит обвинение в преднамеренном убийстве, военном преступлении и терроризме ряду лиц в ВС РФ (голландские следователи располагают доказательствами, что самолет был сбит сознательно, с террористической целью);

– правительства ведущих стран Запада, основываясь на общеизвестных фактах, обвинят Кремль в создании препятствий на пути преодоления сирийского кризиса и организации борьбы с ИГ.

Как следствие, встанет вопрос не просто об ужесточении санкций, а об объявлении эмбарго на российские энергоносители.

2. К весне 2017 года санкции доведут РФ до экономического краха, следствием которого станет волна бунтов в провинциальных городках, в первую очередь на окраинах, особенно же в нефтедобывающих регионах. А спустя несколько месяцев на почве массового недовольства политикой Кремля по всем окраинам – от Карелии и до Камчатки – почти одновременно развернуться сепаратистские выступления (страну взорвет «идея», опасность которой сейчас очень мало кто понимает, – «Хватит кормить Москву!»). Хунта ответит нервно – попыткой жесточайшего подавления по образцу Чечни, однако части МО местами выступят в защиту населения – и к концу года гражданской войной будет охвачена бОльшая часть РФ, страна станет неуправляемой. При этом в столицах прифронтовых государств (Польши, Литвы, Латвии, Эстонии) уже будут принимать министров российского правительства за рубежом, а в Украине – формироваться новая русская освободительная армия.

3. Весной 2018 года на российском пространстве развернется гуманитарная операция НАТО, нацеленная на спасение населения, поддержку умеренной оппозиции и взятие под контроль ядерных объектов, включая все базы РВСН. Основную массу миротворческих сил составят украинцы и поляки. Федеральная армия к этому времени уже не будет существовать – она еще в 17-м году развалиться на части и либо перейдет на сторону сепаратистов по местам своей дислокации, либо объявит о нейтралитете. Инициативная группа Русского Центра приступит к работе по созыву учредительного собрания, Сибирь и Дальний Восток объявят об отделении.

Конечно, если бы мне вздумалось этот прогноз опубликовать, он был бы признан бредом большинством голосов. Причин три. Во-первых, в оценке устойчивости режима сейчас принято ориентироваться на образцы тоталитарных государств, прежде всего СССР и КНДР. Но это ошибка. Там, где социум скован идеологией, политическую устойчивость действительно можно считать абсолютной, но Эрэфия – она ведь потому и существует на свете, что тридцать лет назад сдохла коммунистическая идеология. Именно утрата идеологии – причина развала СССР. В Эрэфии всё держится исключительно на силе центральной власти. Как только слабость ее станет очевидной, сразу начнет рассыпаться даже армия, не говоря уж обо всех прочих государственных структурах. И сразу нынешняя ненависть к противникам «национального лидера» сменится ненавистью к нему самому либо полной политической апатией под влиянием таких простых аргументов, как отсутствие еды, тепла, света, табака... А чиновники, едва уловив приближение переворота, станут думать о том, как бы это им успеть перейти на сторону оппозиции.

Вторая причина, по которой такого рода скоропалительные прогнозы никто не высказывает – иллюзия защищенности режима ядерным оружием. Именно иллюзия, потому что ЯО защищает преступный, чекистский, воровской режим РФ только в нормальной политической обстановке, когда наивный, доверчивый, прекраснодушный электорат цивилизованных стран боится, что «русские» ракеты и вправду могут испепелить города Запада. На деле всё вовсе не так драматично. Если даже допустить, что сумасшедший приказ на использование ЯО против стран НАТО дан, то исполнен он не будет, потому что для всех исполнителей (генералов и офицеров) исполнение его означает не только самоубийство, но и гибель их семей. Реальная опасность возникает только в условиях анархии и гражданской войны, ибо тогда отдельные ядерные объекты могут попасть в руки подонков, одержимых манией убийств (террористов). Поэтому с началом гражданской войны ЯО из средства удержания власти чекистской бандой превратится в предпосылку к ее утрате. Североатлантический блок – оперативно, без всяких референдумов и без консультаций с ООН – вынужден будет принять меры для ликвидации террористической угрозы.

Наконец, третья причина, понуждающая сейчас многих к переоценке устойчивости остатка издыхающего Совка – миф о «национальном лидере». Советская история заканчивается в режиме «спецоперации» – группа лиц, управляющих страной, в качестве реальной властной структуры засекречена. Серенький карлик, отставной майор Путин был намеренно посажен в президентское кресло с целью анонимно сформировать политическую систему с тайной коллегией чека во главе. За долгие годы «спецоперации» карлик, естественно, и сам в эту коллегию врос. Однако он не диктатор. Рассчитывать на то, что в критический момент на вершине власти будет проявлена если уж и не «мудрость», то хотя бы воля, наивно: на вершине начнется драка. Чтобы отчетливо уразуметь это, стоит вспомнить весну 1953 года.

Момент ведь был вполне аналогичный: в Белый Дом только что вошел Президент, намерения и возможности которого в связи с затеянной в Корее разведкой боем были совершенно ясны (Дуайт Эйзенхауэр). Однако! несмотря даже на то, что Совок имел тогда вождя, верховное руководство ничего похожего на железную волю не проявило. В те дни против самого Сталина составился заговор, а потом еще и заговор в среде заговорщиков… Так можно ли ожидать сплоченности пред лицом смертельной угрозы от нынешней хунты, от зажравшегося ворья с их показушным вождем?! Единственное, что чекисты точно смогут удерживать – это их столица.

А удержание столицы издыханию Совка ведь не помешает. Нисколько. И более того, это обстоятельство полезно, поскольку открывает возможность достойного окончания советской истории – взятия Москвы наследниками Колчака и Врангеля, русскими, которые сейчас копят силы на Украине. Конечно, восстановить историческую Россию уже нельзя. Поздно. Слишком поздно. Но важно совсем другое: закончить историю провала, именовавшего себя эпохой коммунистического строительства, надо так, чтобы не канул в Лету сей трагический опыт, чтобы раскрылась и была осмыслена вся бездна пережитых миром страданий. Опыт строительства вавилонской башни в ХХ веке должен послужить толчком к дальнейшему духовному прогрессу человечества.

И для этого – надо, чтобы российский флаг поднят был наследниками тех, кто остался ему верен в дни разрушения России, кто изначально воевал под ним с мировым злом, кто умирал в борьбе с коммунизмом, – должна восторжествовать справедливость. Все преступления должны быть разоблачены, все идолы низвергнуты.



Возвращаюсь к сегодняшней годовщине. В те дни (точнее, 8 декабря) в Киеве произошло событие, отчетливо обозначившее лицо украинской революции, – низвержение главного объекта советского культа, статуи их отца-основателя, кровавого тирана Ленина. Именно этим актом и было положено начало покатившемуся по всей Украине «ленинопаду». Мне дорого воспоминание о нем, так же дорого, как память о демонтаже всемирно известного идола на Лубянской площади в августе 91-го. Пользуясь тем, что в Сети есть видеозапись, я заканчиваю свои размышления ее просмотром.

Это – наше будущее




Разработано LiveJournal.com