?

Log in

No account? Create an account

Никодим

1. Индивидуализм  против  буйства …

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть



Группа спасшихся пассажиров «Титаника»

1. Индивидуализм  против  буйства  инстинктов

    В 1887 году произошло одно из тех немногих событий в идейной истории человечества, которые остаются неоцененными до сих пор, – Фридрих Ницше оповестил мир об открытии в области генеалогии морали, указав на несостоятельность попыток рассматривать мораль в качестве выработанного эволюцией средства обуздания индивидуализма*. Из рассуждений, предложенных им, следует: индивидуализм не разрушал единство в первобытном социуме, напротив – был причиной сохранения. Именно индивидуализм изначально обеспечивал успех коллективов в борьбе за существование и, значит, жизнь, а в конечном счете – культурный прогресс.

Ф. Ницше Суть концепции Ницше легче всего понять, обратив внимание на очевидную вещь: система ценностей и мораль – феномены из области сопротивления социальной группы естественному саморазрушению (они резистивны), но могут играть отрицательную роль – способствовать росту энтропии и, как следствие, гибели. Это простая мысль позволяет сделать существенный для генеалогии вывод: исходная, первоначальная мораль всегда резистивная, она служит средством сохранения коллектива, потому что без нее группа не начнет своего существования в качестве достаточно сложной и устойчивой структуры – социума.

Так вот, Ницше интуитивно угадал, что моральным сознанием – сознанием, порождающим резистивную систему ценностей и основанную на ней мораль, – первоначально обладала исключительно социальная элита, то есть весьма немногие выдающиеся по своим воле, мужеству и уму люди, которые именно в силу этих качеств обладали и властью. Они не ставили себе цель облагодетельствовать массу, цементируя ее моралью, – принести некую пользу. Процесс формирования морали шел спонтанно – он был обусловлен особой, не отступающей перед страхом смерти волей членов элиты, «господ», к личной свободе (включая господство над инстинктами), к утверждению своего собственного человеческого достоинства в мире на фоне животного ничтожества массы. Масса же покорно, трусливо принимала диктуемые сверху нормы и тем обеспечивала себе относительно благополучное существование в качестве членов социальной организации, складывающейся благодаря индивидуализму естественных лидеров.

Так начиналась история. Истоком же другой морали – ложной, ведущей к социальному распаду и гибели, стало сознание своего бессилия, чувство собственной неполноценности существа из низов, подонка, «раба», чувство, рождающее зависть и злобу по отношению к человеку – свободному, благородному. Зависть умножает сознание своего ничтожества, и в стремлении избавиться от него «раб» искажает систему ценностей и мораль, – искажает таким образом, чтобы обесценить качества, которых у него нет и истолковать моральные нормы как выдумку власть имущих (для своей пользы). В результате возникает система ценностей, отрицающая позитивную, резистивную систему и рационализирующая агрессию (в связи с чем место чувства неполноценности в сознании подонка занимает жажда мести).

Смесь зависти, злобы и ненависти, ведущую от сознания «рабом» своего бессилия через «фальсификацию ценностных таблиц» к жажде мести, Ницше назвал ресентиментом** и рассматривал в качестве фактора исторической динамики нравственного состояния всех существовавших когда-либо социумов. Доказательством теории служит у него историко-лингвистический анализ. В его работе 1887 года показано, что в разных языках имеет место один и тот же процесс: слова, обозначающие положительную моральную оценку, образуются из слов, обозначающих принадлежность к социальной элите, тогда как слова, обозначающие отрицательную оценку, – из наименований низших слоев общества. (Кстати, русское слово «добрый» означало когда-то «доблестный» и «состоятельный, богатый», а слово «подлый» еще в XVIII веке служило наименованием простолюдина).

Понятно, что в эпоху торжества социалистических учений, это доказательство было сочтено неубедительным. Однако во второй половине ХХ века родилась новая этология – наука о врожденном поведении, которая подтверждает правоту Ницше. Оказалось, что уже среди животных действуют ограничения на утоление инстинктов, опасное для других особей того же вида и в первую очередь своего стада, а склонность к нарушению ограничений тем выше, чем ниже ранг особи в иерархии. Особенно отчетливо обнаруживается у самых низкоранговых и соответственно трусливых особей максимум агрессивности. Эксперименты показывают, что вознесшиеся волей случая наверх подонки – это «моральные уроды», они, в отличие от естественных доминантов, неудержимо, жадно жестоки. А там, где никакой индивидуальности нет вообще (в толпе), подонки – все.

«Кто был ничем, тот станет всем!»

Открытия этологов поставили под сомнение основной посыл социализма – тезис, что бедные, угнетенные – хорошие люди, а богатые – плохие. Социологи тотчас же стали обнаруживать впечатляющее соответствие отношений меж людьми законам этологии, тем более что зело убедительные примеры дает история революций (как только к власти прорываются кумиры толпы, особенно выходцы с социального дна, начинаются кровавые вакханалии). Но как раз во второй половине века эта тема теряет актуальность на уровне коллективного сознания: демократизация в передовых странах современного мира зашла столь далеко, что правящей элиты как бы и нет, – она пребывает в тени, она подлаживается под настроения массы. Порожденный ресентиментом предрассудок в таких условиях удерживается по инерции.

Тем не менее понимание подлинного положения дел может оказаться общим достоянием в ближайшей перспективе, поскольку самоустранение элит из политической жизни ныне уже осознается как зло, в качестве одного из симптомов кризиса демократии. Без признанного интеллектуального и морального авангарда наиболее преуспевающих граждан демократия вступает в противоречие со свободой и деградирует – через охлократию к тирании. На эту давно известную истину в начале нового века указал американский политолог Фарид Закария в книге «Будущее свободы». И нельзя не отметить: пример, который он приводит для иллюстрации забвения подлинного лица элиты – забвения даже в Соединенных Штатах – весьма убедителен.

Режиссер Джеймс Кэмерон в своем знаменитом фильме «Титаник» (1997 г.) взял за основу повествования прошедшую через весь ХХ век мысль о духовном превосходстве бедных над богатыми и не преминул продемонстрировать хищный порыв пассажиров первого класса спастись, расталкивая женщин и детей. Между тем сохранились точные сведения о ходе и итогах эвакуации с «Титаника», кои полностью опровергают данную в фильме картину. И Закария напомнил миру, с какой неколебимой решимостью следовали «плутократы» кодексу чести перед лицом смерти***. К сказанному им – для полной ясности – остается только добавить, что среди пассажиров первого-второго класса спаслись почти все женщины и дети (погибло менее 7 процентов, причем отнюдь не из-за отсутствия доступа к спасательным шлюпкам: три женщины не пожелали оставлять мужей, еше четырнадцать и один ребенок умерли позднее от переохлаждения). А вот в третьем классе погибло более половины женщин и детей (141 человек), и главным образом как раз потому, что к шлюпкам они не пробились. Традиционное объяснение (затрудненность прохода из их кают на шлюпочную палубу) отчасти справедливо, но – суть происшедшего высвечивают другие факты: мужчин в третьем классе спаслось больше, чем в первом и втором вместе взятых, и сохранились свидетельства, что именно они в массовом порядке занимали шлюпки, когда женщины и дети еще оставались в каютах или в пути на палубу.

*  Имеется в виду книга «К генеологии морали» (Ницше Ф. Сочинения в 2 т. Т. 2. -М., 1990. С. 407-524).
**  Французское слово, означающее озлобление и злопамятность.
***  Закария Ф. Будущее свободы: нелиберальные демократии в США и за их пределами. М., 2004. С. 262.


14 апреля 1912

Чем интересна сегодня старая, давно известная теория Ницше?
                                                       Она проливает новый свет на события нашего времени.


Читать дальше




Разработано LiveJournal.com