?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Поскольку обстановка в городе быстро ухудшалась,…

Никодим

Быть или не быть

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть








Поскольку обстановка в городе быстро ухудшалась, командир приказал установить на мостике крейсера пулеметы и предложил держать оборону в случае нападения толп с берега. Однако многие офицеры к исходу дня заколебались – утром состоялся совет, на коем большинством голосов предложение командира было отвергнуто.

Днем 13 марта, когда командующий Петроградского округа капитулировал перед самозваной властью (ВКГД) и мятеж стал распространяться на весь город, к «Авроре» подошел один из «повстанческих отрядов»*. Поняв, что сопротивления не будет, «повстанцы» ее захватили при содействии части матросов и потребовали от команды в качестве свидетельства перехода на сторону народной власти явиться с красными флагами к штабу революции – к Таврическому дворцу. Туда же, согласно установившемуся в тот день порядку, надлежало доставить для суда пособников «темных сил» – командира и старшего офицера.

Обоих офицеров вывели на берег – в толпу, собиравшуюся для торжественного шествия к Таврическому дворцу. Вывели, сорвав погоны, под свист и призывы к расправе, угрожая штыками, щелкая затворами. Описания этой сцены известны большей частью из большевицких источников, но они не заслуживают доверия уже потому, что противоречат друг другу. С учетом материалов Главного военно-морского судного управления произошло следующее.

Вожаки бунтующей части команды надумали вынудить офицеров демонстрировать признание новой власти – идти к штабу революции с красными флагами в руках. В ответ на решительный отказ сразу же был нанесен удар штыком в шею старшему лейтенанту Павлу Ограновичу (старшему офицеру корабля). Он упал, обливаясь кровью. А озверевшие «революционеры» ревели в лицо второму пленнику: «Бери флаг!» Надеялись убедить. Чрез мгновенье они убили его выстрелом в голову, услышав брошенное с презрением: «Кончайте этот балаган». Так погиб командир крейсера «Аврора», капитан 1-го ранга Михаил Никольский. Присяге и своей офицерской чести он в последнем бою изменить не пожелал.

Михаил Ильич Никольский

Кроме командира, 13 марта погиб кондуктор Л. Ордлин (матросы, отправляясь к Таврическому дворцу, успели забить его до смерти). Что же касается старшего лейтенанта Ограновича, то он выжил (погиб позже, в июле 1920 года, воюя с большевиками в рядах Русской армии).

И хотя государственный переворот в тот день совершился, хотя место «продавшегося немцам» правительства заняли представители Думы и Госсовета, взбунтовавшихся в Питере солдат и примкнувшую к ним городскую толпу было уже не остановить. Словечко «революция» в их сознании имело смысл «праздник», то есть возможность бить и крушить, пить и гулять, грабя лавки «купцов-мироедов» и, главное, убивая «врагов народа». А там, куда приходила весть о «празднике», состоявшемся в Питере, местные солдаты и матросы, старались тотчас устроить такой же у себя («на своей улице»), не обращая никакого внимания на заявления новой власти о том, что революция уже совершилась.

На ближайшей к столице базе флота, в Кронштадте, «праздник» начался в ночь на 14 марта (убиты 36 офицеров), а на главной базе, в Гельсингфорсе – два дня спустя (убиты 45 офицеров). Характерная деталь: большая часть убийств носила характер садистских расправ, то есть была явным образом ни чем иным, как утолением звериных инстинктов. Разумеется, в советские времена эта позорнейшая страница российской истории изображалась проявлением духовного подъема, «благородной местью за вековые унижения и обиды», прологом пути к коммунистическому строительству. Однако строительство давно кончилось провалом. Вывод о напрасности всех жертв и преступности всех убийств лежит на поверхности. Так почему же преступления не осуждены?

Почему в прошлом году муляж крейсера «Аврора» в советском варианте с великой помпой водружен на закрепившееся за ним в советской истории место, то бишь продолжает свое существование в качестве символа Октябрьской революции? Неужто кому-то еще неясно, что эта «революция» – грандиозный обман и, следовательно, ввиду моря пролитой ее вождями крови является преступлением?

Стоящий сейчас в Петербурге у Петроградской набережной муляж числится в списке объектов культурного наследия! Не кощунство ли это, если именно на «Авроре» сто лет назад началась длинная череда диких кровавых расправ разнузданной толпы над людьми долга и чести?!


* Отряды, организованные эсерами утром 13 марта из числа наиболее втянувшихся в погромы солдат. С первого же дня занимались грабежами (в особенности винных погребов), в связи с чем к ним изначально присоединялся всякого рода уголовный сброд.




Разработано LiveJournal.com