?

Log in

No account? Create an account

Никодим

«Народная  власть»  себя  показала

Никодим

Быть или не быть

«Народная  власть»  себя  показала

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть


Шестидесятилетие  «братской  помощи»  Венгрии

    Сегодня 60-я годовщина расправы Красной армии со столицей восставшей Венгрии. В этот день советские войска при поддержке авиации и артиллерии угасили последний крупный очаг сопротивления – на острове Чепель. Против них сражались рабочие оружейного завода. Имея возможность пополнять расход оружия и боеприпасов, они держались дольше других рабочих окраин и нанесли оккупантам особенно тяжелый урон. Всего за день до гибели последних защитников Чепеля – 10 ноября – были уничтожены три танка. А 8 ноября – сбит советский боевой самолет. Весь экипаж нашел на Чепеле свою бесславную смерть. Бесславную, ибо что могло изменить в судьбе убитых звание Героев СС? Пришло время – и исчез СС как кошмарный сон, а Венгрия, вопреки всем его подлым усилиям, свободна.

Штурм Будапешта начался еще на рассвете 4 ноября. Спустя полчаса Надь уведомил об этом венгерский народ по радио, понимая, что отбиться уже не удастся – Красная армия обратит город в груду развалин, но не отступит.

Будапешт, ноябрь 1956. В одном из подвалов

В первые же часы были захвачены здание парламента, министерство обороны и вокзалы, заблокированы танками мосты через Дунай. Смолкло, не кончив призыва к международной помощи, венгерское радио. Однако даже в центре бои продолжались еще пять дней. Главный очагом сопротивления был район кинотеатра «Корвин». Там в одном из последних боев (8 ноября) среди многих других патриотов погибла пятнадцатилетняя девушка Эрика Селеш, символ народного восстания за освобождение Венгрии.

Эта фотография сделана 1 ноября. Иностранный корреспондент запечатлел Эрику в качестве бойца студенческого отряда, принявшего участие в разгроме советских оккупантов на улицах Будапешта 24 – 28 октября. Однако же в последних боях она участвовала без оружия – медсестрой. Товарищи включили ее в санитарно-медицинскую группу, стараясь уберечь от гибели. Не помогло. Когда Эрика в униформе Красного Креста пыталась вынести раненого бойца, ее расстрелял пулеметной очередью советский «воин-интернационалист».

Венгры, умиравшие в ноябре 1956 года на улицах Будапешта, были добровольцами. Каждый, кто пошел сражаться против ворвавшейся в город танковой армады, мог открыто и спокойно отсидеться в подвале, тем более что никаких иллюзий относительно исхода боев питать не приходилось. Отстоять Будапешт было нельзя: по большому счету Красная армия окружила и захватила его в первые же часы. Можно было лишь не покориться тупой жестокой силе и предъявить миру доказательство порыва народа к свободе – самопожертвование, разоблачив тем ложь о социалистическом рае и продемонстрировав миру звериное мурло СССР. Это была исторической важности задача, поскольку до 1956 года имидж СССР как авангарда мирового прогресса оставался еще очень высоким. Сорвать маску с империи зла значило зажечь факел свободы.

Таким образом, мотивация венгерских повстанцев выражается простейшими словами: порыв к свободе и любовь к родине. Но совки, вместить сей смысл не способны. Для них свобода – пустой звук, а «любовь к родине» – фраза, которую они умеют покорно повторять, когда власть превращает их в пушечное мясо расстрелами и заградотрядами, когда она заставляет защищать себя. Во всей советской истории – реальной, а не сочиненной – никогда не было ничего похожего на массовое самопожертвование даже в самые критические моменты. Так стоит ли удивляться, что до сих пор бытует в Эрэфии бредовая конспирологическая версия событий 1956 года – заговор ЦРУ!

Увы, американские руководители слишком прагматичны, чтоб понять и предсказать динамику тоталитарных режимов, не говоря уж о готовности пойти на сколько-нибудь серьезный риск. Венгерские события – как и все катаклизмы в соцлагере, включая и антикоммунистический переворот 1991 г. в Москве, – стали для них полной неожиданностью. Никаких заявлений о готовности защищать восставшую Венгрию, никаких предостережений Москве они не делали. Единственный жест доброй воли – это распоряжение президента Эйзенхауэра от 2 ноября о предоставлении правительству Имре Надя финансовой помощи (20 млн. долларов).

Другое дело, что Америка с начала 40-х годов служила единственной надеждой для всех тех европейских стран, над которыми нависла угроза советизации или которые уже стали ее жертвами. Ведь абсолютно ясно, что если б не военная и финансовая мощь США, если бы не план Маршалла, социалистическим лагерем стала бы вся Европа. На освобождение с помощью США в то время надеялись многие (эстонцы, латыши, литовцы, поляки, западные украинцы). Естественно, что та же надежда грела душу и венграм. Никакого заговора ЦРУ для того не требовалось. Вполне достаточно было работы МГБ-КГБ да местного филиала из венгерских коллаборационистов – аресты, пытки, смертные казни шли непрерывным потоком.

Именно на этой почве среди венгров распространялись слухи о вмешательстве США, причем вмешательстве военном и чуть ли не со дня на день. Распространяли их сами венгры, в частности венгерские эмигранты, работавшие на радиостанции «Свободная Европа». Какую-то роль эти слухи, безусловно, сыграли.

На You Tube есть один отрывок из художественного фильма – кадры о том, что советские газеты именовали «братской помощью венгерскому народу» (про расправу Красной армии с восставшим Будапештом). Роль слухов о близком ударе со стороны США там преувеличена, но от этого нисколько не тускнеет трагическая картина гибели добровольцев в безнадежной схватке с советским зверем, – гибели на глазах всего свободного мира.




Фотодокумент
Будапешт, ноябрь 1956. Один из эпизодов «братской помощи» (группа венгров, расстрелянных на улице советскими оккупантами)

В провинции вооруженное сопротивление продолжалось до 14 ноября. Забастовки же по всей стране не прекращались до конца года. Особенно упорно отстаивали свой Областной рабочий совет шахтеры города Шалготарьяна. Соответственно там «народная власть» позволила себе и наиболее масштабную карательную акцию. Восьмого декабря была расстреляна венгерскими коммунистами мирная демонстрация: убиты 18 человек, ранены 131, из которых скончались от ран 38.
     Общее число повстанцев и мирных граждан, погибших с 23 октября до 31 декабря составило около 3 тысяч (в Будапеште – 2505).

Сразу после подавления вооруженного сопротивления разворачивались массовые аресты. Эта кампания шла под контролем председателя КГБ Серова, по его распоряжению уже с 14 ноября арестованные венгры вывозились в советские тюрьмы. Всего было вывезено не менее 846 человек. Позднее в Венгрии судебному преследованию подверглись около 26 тысяч, осуждены на тюремное заключение 13 тысяч, приговорены к смертной казни не менее 229 (возможно до 350), причем казни продолжались до начала 60-х годов.

Сочли за благо бежать от своей «народной власти» от 180 до 200 тысяч венгров (около 2% населения). Ближайшая свободная страна – Австрия – справлялась с наплывом беженцев, благодаря помощи других стран Европы и Америки.

Группа венгерских беженцев, прибывшая в США




Разработано LiveJournal.com