?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Утверждение  научного  мировоззрения

Никодим

Быть или не быть

Утверждение  научного  мировоззрения

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть

(65 лет назад закрылась Павловская сессия)

    65 лет назад, 15 октября 1951 года, закрылась Павловская сессия, начатая в июле 1950 года совместным заседанием АН СССР и АМН СССР. Закрылась на заседании расширенного президиума АМН совместно с Пленумом правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров. С этого момента научное мировоззрение в социалистическом лагере утвердилось безраздельно: были приняты все необходимые решения для полного искоренения буржуазно-идеалистических воззрений.

А путь к Павловской сессии, важно отметить, был долог и труден.

Формулировка канона научного мировоззрения началась еще в 1924 году, в ходе подготовки к публикация только что доставленных из Германии рукописей Энгельса под общим названием «Диалектика природы». На базе изложенных в рукописях естественнонаучных представлений предполагалось построить оба раскрывающие тему природы раздела – космогония и биогенез, причем построить ударно, в кратчайшие сроки. Ознакомление с идеями Энгельса специально подобранных специалистов – физиков и биологов – проходило одновременно с работой над первым изданием фундамента будущего мировоззрения.

Поскольку формулировка канона по биогенезу, в отличие от канона по космогонии, имела несравненно больший общественный резонанс, далее рассматривается история только этого раздела.

В качестве ведущего специалиста по биогенезу был выбран биохимик Алексей Бах, известный как один из старейших социал-демократов, как участник революционного движения. И сразу закипела работа – в том же 1924 году ученик Баха Александр Опарин опубликовал статью «Происхождение жизни», изложив идеи «пролетарского основоположника» в виде теории биогенеза. В общих чертах это была та самая теория, которую далее Опарин уточнял более пятидесяти лет, вплоть до смерти (даже термин «первичный бульон» тогда прозвучал).

Последствия эта теория имела для истории СССР весьма существенные. Дело в том, что, по Энгельсу, биогенез есть биохимический процесс усложнения материи, идущий от минеральных веществ к органическим, затем к «живым» (белкам) и, наконец, к простейшему организму (клетке). Таким образом, клетка возникает из неклеточного вещества в итоге химических процессов в некоторых особых условиях (они якобы обязаны складываться в ходе эволюции планетных систем). Но раз так, то эволюция предклеточных образований объяснима только на основе наследования приобретенных признаков, а значит, генетика, которая развивалась на Западе после смерти Энгельса, к биогенезу отношения не имеет. Более того, подтверждая тезис Вирхова: «клетка происходит только от клетки», генетика вступает в противоречие с самой идеей биохимического происхождения жизни.

Именно эта позиция авторитетных ученых, строивших научное мировоззрения на базе идей Энгельса явилась истоком отрицательного отношения советского руководства к современной генетике. В 1935 году в системе АН СССР был создан центр разработки темы биогенеза – Биохимический институт под руководством Баха и Опарина, на долгие годы ставший идейной базой политической кампании против генетики. Впоследствии, когда генетику пришлось-таки признать, идеологом кампании назначили Трофима Лысенко. Но это – шаг, продиктованный желанием избежать скандала, уберечь престиж советской фундаментальной науки, научного мировоззрения и, главное, классика марксизма-ленинизма.

Они играли первые роли (сидят второй и третий слева Опарин и Бах)

Кампания утверждения научного мировоззрения началась в августе 1948 года и заняла немногим более трех лет. Основными ее этапами были следующие четыре заседания.

1. Сессия ВСХНИЛ 31.07 – 7.08. 1948 года.

Сессия, с точки зрения Опарина и компании, утвердила единственно научный, диалектически-материалистический фундамент всех биологических наук, очистив наконец от буржуазно-идеалистических воззрений генетику. Она показала, что влияние вейсманистов, менделистов, морганистов было временным, что формальная генетика окончательно дискредитирована и ей нет возврата. На смену пришла мичуринская биология, развивающаяся на основе учения Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина.

Лысенко демонстрирует достижения советской науки

На основании решений сессии все исследования в области буржуазной генетики должны были быть прекращены, все специалисты уволены, программы обучения студентов пересмотрены. Претворению решений в жизнь способствовало отсутствие на влиятельных постах по разным случайным, конечно, причинам наипаче авторитетных специалистов по лженауке. В частности, Соломон Левит еще в 1938 году был расстрелян за шпионаж, Николай Кольцов умер от инфаркта в 1940-м, Николай Вавилов умер три года спустя, отбывая срок за шпионаж, Сергей Четвериков заведовал кафедрой в провинции.

Однако одно серьезное затруднение все-таки нашлось. От «формальной» генетики не отрекся фактически вице-президент АН СССР Леон Орбели, руководивший целым рядом учреждений, которые работали в области физиологии, психологии и психиатрии. В этих учреждениях сохранялась положительная оценка буржуазно-идеалистических воззрений и даже находили покровительство некоторые уволенные за сочувствие к ним специалисты.

Товарищ Сталин принял необходимые меры. Им был выбран молодой и энергичный ученый, воспитанный в духе беспредельной преданности марксистско-ленинской идеологии, – Юрий Жданов, который осенью 1949 года выступил инициатором очищения от антинаучных влияний физиологии, психологии и психиатрии путем проведения кампании в защиту учения академика Павлова. Началась секретная подготовка Павловской сессии.

2. Заседание биологического отделения АН СССР и АМН, посвященное триумфу советской науки.

Заседание состоялось 22 – 24 мая 1950 года в Москве в связи с выдающимся достижением академика АМН СССР Ольги Лепешинской – открытием происхождения клеток из неклеточного вещества. Тем самым был подтвержден высказанный Энгельсом тезис о происхождении растений и животных из неживой материи, достигшей фазы «бесструктурного живого белка». Наука приблизилась к рубежу искусственного создания живого организма. Выступивший со вступительным словом руководитель биологического отделения и главный специалист по теории происхождения жизни академик Александр Опарин не скрывал энтузиазма.

Академик Лепешинская

Академик Трофим Лысенко с удовлетворением отметил: «Работы Лепешинской, показавшие, что клетки могут образовываться и не из клеток, помогают нам строить теорию превращения одних видов в другие». То есть получает подтверждение возможность превращения животного какого-то одного вида в животное другого вида в результате скачка, – на основании закона материалистической диалектики (перехода количественных изменений в качественные).

В итоге заседания принята резолюция со словами: «Вирховианская догма, согласно которой клетка может происходить только от клетки, не соответствует действительности».

3. Совместное заседание АН СССР и АМН 28 июня – 4 июля 1950 года. Открытие Павловской сессии.

Первый доклад был сделан президентом АН СССР Сергеем Вавиловым. Затем выступил вице-президент АМН СССР и ведущие специалисты в области физиологии, психологии и психиатрии. Основное внимание все докладчики уделили суровой критике уклонений от единственно правильной научной линии – Павловской физиологии. Главными обвиняемыми были академик Л. Орбели и арестованная по делу ЕАК академик Лина Штерн. Наиболее последовательным и непримиримым в критике уклонистов проявил себя академик АМН СССР Анатолий Иванов-Смолянский. Он, в частности, указал на необходимость в свете учения Павлова «замены психологии физиологией высшей нервной деятельности», поскольку «объективное изучение психических явлений невозможно».

По итогам заседания Л. Орбели был освобожден от руководства всеми возглавляемыми им учреждениями, кроме физиологической лабораторией Естественно-научного института им. П. Ф. Лесгафта. Кроме того, при АМН был учрежден Павловский научный совет, который под председательством Иванова-Смолянского занялся проверкой работ всех научных учреждений на предмет их соответствия учению Павлова.

4. Заседание расширенного президиума АМН СССР совместно с Пленумом правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров 11 – 15 октября 1951 года.

На этом заседании были решительно осуждены все стоявшие на антипавловских позициях психиатры. Программный доклад «Состояние психиатрии и её задачи в свете учения И. П. Павлова» огласил новый директор института судебной психиатрии (института им. Сербского) Андрей Снежневский. Обвиненные им психиатры выступили с покаянными речами, публично отреклись от своих буржуазных извращений и обещали исправиться. Однако Снежневский призвал президиум АМН и Пленум не верить их обещаниям. После заседания и они, и многие другие были смещены с влиятельных постов – переведены в провинцию либо отправлены на пенсию.





Разработано LiveJournal.com