?

Log in

No account? Create an account

Никодим

«Муки  наши  даром  не  пропадут»

Никодим

Быть или не быть

«Муки  наши  даром  не  пропадут»

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть




   Сегодня 70-я годовщина расправы Сталина и его опричников над руководителями Комитета освобождения народов России и Русской Освободительной Армии. Несмотря на все пытки и угрозы, они умерли несломленными – с верой в свое оправдание историей.

А можно ли сомневаться сейчас, семьдесят лет спустя, что оправдание их давно предрешено? Сейчас, когда российский триколор, под коим они сражались против рухнувшего-таки СССР, за спасение России от краснознаменной сталинской тирании, развевается над Кремлем?

Вопрос риторический. Единственная преграда к справедливой оценке борьбы Андрея Власова, Федора Трухина, Ивана Благовещенского и их товарищей (всего 12 человек) – продолжение Совдепии под новым флагом. Место мифа о ВОСР (Великой Октябрьской соцреволюции) в ее основании занял миф о ВОВ – такой же идеологический бред, однако, в отличие от первого, заведомо нежизнеспособный, ибо у режима нет сил на возобновление массового террора. В стране открыто работают историки, разоблачающие миф, и каждый может познакомиться с их трудами.

Де-факто миф уже развеян, несмотря на то что архивы до сих пор закрыты. Какая там ВОВ, если два миллиона советских граждан воевали против советской власти (для сравнения, в той войне, которая изначально признана гражданской, численность всех антисоветских армий составляла 350 тысяч). И как воевали! В каждой немецкой пехотной дивизии 15% личного состава составляли русские (октябрь 1943), не говоря уже о том, что на русских держалась охрана тыла от так называемого «партизанского движения» и они же обеспечивали почти всю разведку. Без содействия русских Вермахт с 1943 года не мог продолжать войну. Они сыграли решающую роль в ее затягивании, позволив тем Британской империи и США накопить силы и не допустить советизации Западной Европы.

ПОДРОБНОСТИ  РАСПРАВЫ

Уголовное дело по обвинению Власова и других руководителей КОНР планировалось рассмотреть на открытом процессе в Октябрьском зале Дома Союзов, на котором советские люди должны были гневно заклеймить презренных предателей. Однако подсудимые проявили непривычное для сталинского следствия упорство, отстаивая свои политические взгляды. Поэтому начальник ГУКР «СМЕРШ» генерал-полковник B.C. Абакумов 26 апреля 1946 г. обратился к Сталину с письмом, в котором сообщил, что главным препятствием, не позволяющим провести открытый процесс, «стало поведение некоторых подследственных». Опасаясь изложения подсудимыми антисоветских взглядов, «которые объективно могут совпадать с настроениями определенной части населения, недовольной советской властью», Абакумов просил Сталина «дело предателей... заслушать в закрытом судебном заседании... без участия сторон».

Решение о казни генерала Власова и других руководителей КОНР было принято на заседании Политбюро 23 июля 1946 г., за неделю до начала «процесса», а Военная коллегия Верховного суда под председательством палача Ульриха лишь озвучила сталинский приговор. Процесс был действительно закрытым, на него не допустили никого даже из самого узкого круга «доверенных» лиц. Генерал-майор Григоренко в своих мемуарах пишет, что сначала было намерение провести открытый суд на манер показательных процессов 30-х годов, но «поведение власовцев все испортило». Сам Власов, Трухин и большинство других обвиняемых отказались признать себя виновными в измене Родине. Как пишет Григоренко (со слов знакомого офицера, принимавшего участие в подготовке процесса), все они — главные руководители движения — заявили, что боролись против сталинского террористического режима. Хотели освободить свой народ от этого режима. И поэтому они не изменники, а российские патриоты. ...Власов и Трухин твердо стояли на неизменной позиции: «Изменником не был, и признаваться в измене не буду. Сталина ненавижу. Считаю его тираном и скажу об этом на суде». Не помогли ни обещания жизненных благ, ни угрозы. Власов на эти угрозы ответил: «Я знаю. И мне страшно. Но еще страшнее оклеветать себя. А муки наши даром не пропадут. Придет время, и народ добрым словом нас помянет». Трухин повторил то же самое.

Заседания Военной коллегии Верховного суда СССР, началось за закрытыми дверями 30 июля 1946 г. и закончилось 1 августа смертным приговором всем двенадцати обвиняемым. Власова и других руководителей движения убили ночью 1 августа 1946 г. во дворе Бутырской тюрьмы. Способ Сталин сочинил с присущей ему садистской изобретательностью — все были повешены на пианинной струнной проволоке, на крюке, поддетом под основание черепа. Останки кремировали и захоронили в безымянном рву Донского монастыря, где еще с 1930-х гг. хоронили прах жертв сталинских репрессий.






Разработано LiveJournal.com