?

Log in

No account? Create an account

Никодим

Вандея,  модерн  и  смысл  истории

Никодим

Быть или не быть

Вандея,  модерн  и  смысл  истории

Previous Entry Поделиться Next Entry
Быть или не быть


    Сейчас – в июньские дни 2016 года – исполняется 220 лет от подавления парижским правительством народного восстания в Вандее. Самое время обратить внимание на мнение, давнее и вроде бы бесспорное: Вандея проиграла исторический спор, проиграла войну с революцией. Проиграла ли? Так ли это на самом деле?

В разгар якобинского террора – 20 сентября 1793 года – в парламенте Франции был сделан доклад с обоснованием необходимости ввести для человечества новый календарь. В докладе говорилось:
    «Христианская эра была эрой жестокости, лжи, вероломства и рабства; она кончилась вместе с королевской властью, источником всех наших зол… Время открывает новую книгу истории…

Ход великих событий французской революции представляет собой поразительную, быть может, единственную эпоху по своему полному согласованию с небесными движениями, с временами года и с древними традициями. 21 сентября 1792 года народные представители, собравшись в Национальный конвент, провозгласили упразднение королевской власти: это был последний день монархии и он должен стать последним днем христианской эры и последним днем года. 22 сентября был декретирован первый день республики и в тот же день в 9 час. 18 мин. утра Солнце достигло точки весеннего равноденствия.

Таким образом, равенство дней и ночей было отмечено небесным светилом в тот самый момент, когда представителями французского народа провозглашено было гражданское равенство на земле… Таким образом, Солнце освещало одновременно оба полюса, а потом весь земной шар в тот самый день, когда над французской нацией впервые запылал факел, который должен когда-нибудь озарить весь мир
».

Этот доклад – вкупе, конечно, с самим революционным календарем, введенным спустя две недели – один из наиболее ярких документов, начавшейся тогда же, в сентябре 1793 года, откровенной кампании дехристианизации.

Календарь знаменовал собой полный разрыв с христианской традицией. Упразднялась эра от Рождества Христова и обычай считать началом года первый месяц после Рождества. Отныне и навеки летоисчисление должно было вестись с дня провозглашения во Франции республики (которой, по убеждению революционеров, суждено было стать «универсальной» – включить в себя весь мир). Упразднялась и неделя с праздником воскресенья. Счет времени предельно рационализировался: друг за другом следовали 36 декад, или 12 месяцев из трех декад; названиями дней и месяцев служили их порядковые номера. Связь текущего времени с событиями христианской истории устранялась.

Сразу после смены календаря начались реквизиции колоколов на нужды обороны, изъятия церковных ценностей, уничтожение богослужебных книг и реликвий, погромы, глумления, кощунства. 31 октября парламент принял декрет: «Собор Парижской Богоматери отныне будет Храмом Разума».

Руководитель антихристианской кампании А. Шометт Да здравствует Разум! Главарь террористического режима М. Робеспьер

Именно тогда, осенью 1793 года, французская революция в полной мере обозначила свою суть – преобразовательный проект, торжество в умах онтологии модерна – онтологии, в рамках которой реальность подвергается переводу из «неразумного» состояния в «разумное». Именно тогда слово «революция» приобрело свое специальное значение, прошедшее в качестве главного через всю историю XIX и XX веков. Революционеры этой эпохи выступали на основе убеждения в возможности и необходимости «рационального» преображения действительности.

Революциями были, например, события 1848 года в Европе и Февральская революция в России. Типичными революциями, прямым продолжением французских преобразовательных замыслов 1791 – 1793 годов, были Парижская Коммуна и Октябрьский переворот в Петрограде. А наиболее яркие примеры контрреволюции в этом смысле:
– восстания Сибири в мае 1918 и в феврале 1921 года,
– Тамбовское восстание,
– выступление Франко в июле 1936 года,
– венгерское восстание 1956 года
– и, конечно, народные движения 1989 года, приведшие к падению коммунистических режимов в шести странах так называемого «социалистического лагеря».

Аналогичные контрреволюции происходили с 1991 года на территории ленинско-сталинской «универсальной республики» – СССР. Последний пример – свержение просоветского режима в Украине, широкое движение массы народа, сопровождавшееся «ленинопадом», разоблачением преступлений времен «великих преобразований», реабилитацией борцов против коммунизма.

А сомневаться в том, что Украина не последний пример могут только люди, плохо знающие историю. Контрреволюция продолжается. И нам важно помнить, откуда она пошла, кто начал это великое сопротивление модерну – борьбу, оказавшуюся правомерной (ввиду очевидного краха идеи «рационального» преобразования) только в последний четверти ХХ века.

Первой была Вандея.



Откровенная попытка дехристианизации развернулась осенью 1793 года как раз потому, что вандейские повстанцы, «белые» (Католическая королевская армия) понесли тогда тяжелое поражение от войск парламента («синих»). К концу года восстание было утоплено в крови, а с начала следующего года по Вандее пошли «адские колонны», сея смерть и разрушения за непокорность (жертвами террора пали более десяти тысяч человек). Революционерам в тот момент реализация замысла казалась близкой перспективой: к весне 1794 года богослужения прекратились во всех храмах Франции. Значительная часть их была превращена в тюрьмы, пороховые заводы, склады.

Но – не получилось: население Франции очень быстро почувствовало, как много потеряно с прекращением месс, крещений, венчаний и отпеваний, насколько тревожной и пугающе бессмысленной стала жизнь. Контрреволюционные настроения мгновенно распространились по всей стране. С целью стабилизировать положение главари якобинцев отправили на гильотину руководителей антихристианской кампании, обвинив их в попытке утверждать в умах, вместо новой, «естественной» религии, атеизм. Эта мера ничего не дала. В июне в Вандее уже опять шла война за веру и короля. А в июле состоялся очередной переворот в Париже – и главари якобинской банды тоже легли под нож.

Сопротивление Вандеи было важнейшим фактором политической жизни Франции. С падением якобинской диктатуры проект создания «нового общества и нового человека» сошел со сцены до 1917 года. В попытках прекратить войну Париж сначала объявил религию частным делом граждан, а в феврале 1795 года начал восстанавливать в правах католичество. Благодаря этому шагу в Вандее сразу удалось заключить перемирие. Оно было недолгим, потому что новая французская элита боялась реставрации, а Вандея стремилась к ней. Но, благодаря продолжению сопротивления Вандеи, продолжалось отступление Парижа от «завоеваний революции».

Поэтому неправда, что революция во Франции победила, а Вандея осталась проигравшей стороной. Нельзя отрицать лишь тот факт, что в июне 1796 года сложили свои головы в боях с «синими» последние повстанцы. Они не одержали военной победы – и только. Ничуть не более, ибо спустя всего шесть лет после их гибели католическая религия была официально объявлена верой большинства французов, еще четыре года спустя сгинул революционнный календарь, а позднее состоялась и реставрация. Неважно, что она была временной (в нашем мире всё временно) – важно, что она состоялась, что все преступления революции были осуждены и награбленное возвращено. А ради равенства перед законом и свободы в правах революция была не нужна – эти принципы даны христианскому миру изначально, заложены в Новом Завете.

Победила во Франции, по сути дела, контрреволюция. Это становится всё более ясно. Слава героям Вандеи!

И точно так же – с 1989 года – контрреволюция побеждает на российском пространстве. Побеждают те, кто пал в борьбе с большевизмом в 1917 – 1953 годах, побеждают проклятые и забытые, расстрелянные и замученные, стертые в лагерную пыль. В том, что побеждают невозможно сомневаться, ибо хотя территория с памятниками «гению революции», с культом Сталина и закрытыми архивами, территория, управляемая, наследниками Дзержинского, еще существует, она давно и непрерывно отступает. Дошло уже до того, что потомки «пламенных революционеров» щеголяют в маске контрреволюции, они даже разыгрывают комедию под названием «торжество православия». Что им еще остается? если проект модерна – создание «нового общества и нового человека» – полностью себя дискредитировал, канул в Лету.

Контрреволюция в плане сопротивление модерну – это сокровенный смысл последних двух столетий мировой истории. Нынешняя межеумочная культурная ситуация (постмодерн) предвещает не что иное, как ее – контрреволюции – торжество.

СЛАВА ГЕРОЯМ ВАНДЕИ!




Разработано LiveJournal.com